загрузка...
Шрифт

Венец творения в интерьере мироздания

1234...139
Страница 1
Оглавление

От автора

Со времени выхода в свет первого издания этой книги, которая раньше называлась «Апгрейд обезьяны», прошли годы. За которые кое-что в этом мире изменилось. Некоторые главы «Апгрейда…» разрослись до отдельных книг, и «Апгрейд…» перестал в них нуждаться. Они — как дети, которые выросли и ушли в самостоятельное плавание. Другие же главы, напротив, потребовали расширения и переосмысления в связи с бурными событиями нашей жизни.

Так, например, произошло с главой о наркотиках. Дело в том, что на книгу «наехали» идейные недоброжелатели, которые написали на нее донос в прокуратуру. И поводом послужила эта самая глава. «Пропаганда наркотиков!» — таково было мнение авторов кляузы, поддержанное прокуратурой Санкт-Петербурга.

Кроме того, в 2010 году случился большой общественный скандал вокруг личности автора, связанный с темой эвтаназии. В разные инстанции снова посыпались доносы на вашего покорного слугу. Они уже стали для меня привычными.

И удивляться тут нечему: когда это новое слово пробивалось в умы без сопротивления ортодоксов? Джордано Бруно сожгли, Иисуса Христа распяли…

Я пока жив. И потому, пользуясь моментом, решил обновить «Апгрейд…» — до новой книги.

Которую вы сейчас держите в руках.

Везунчик…

Александр Никонов 2010 г.


От издательства

Знаменитая книга Александра Никонова «Апгрейд обезьяны. Большая история маленькой сингулярности» с 2004 по 2008 годы выдержала несколько изданий.

В 2009 году ее распространение было приостановлено: в главе «Мифы о наркотиках» прокуратура Санкт-Петербурга (с подачи предвзято настроенных «доброжелателей») усмотрела пропаганду наркотиков (в действительности эта глава отражает точку зрения автора о необходимости легализации наркотиков; пропаганда легализации наркотиков действующим российским законодательством не запрещается).

Книга, которую вы держите в руках, — новое издание «Апгрейда…», переработанное и дополненное автором (разумеется, не только с учетом «рекомендаций» Питерской прокуратуры). Некоторые главы «Апгрейда…» выросли в самостоятельные книги (например, «Здравствуй, оружие!»), другие потребовали дополнения — за прошедшие годы в мире и в нашей жизни многое изменилось.

Но в главном — это та же умная, в сущности, философская книга, удивительно наглядно рисующая широкомасштабную картину происхождения Вселенной, планеты Земля, возникновения социума и развития нашей Цивилизации. И дающая ответы на самые важные вопросы, задаваться которыми у большинства из нас сегодня не хватает времени: кто мы? откуда мы? где мы? что с нами происходит? и что нас ждет? Правда, ответы А. Никонова на «вечные вопросы» далеко не всегда оказываются приятными и оптимистическими…

Чтение этой яркой и необычной книги оставляет ни с чем не сравнимое ощущение долгого разговора «за жизнь» с мудрым, порой резким и бескомпромиссным, а порой — снисходительным и ироничным собеседником.


Введение

Поп говорил громко, лицо его пылало, он вспотел. — Ты пришел узнать: во что верить? Ты правильно догадался: у верующих душа не болит. Но во что верить? Верь в Жизнь. Чем все это кончится, не знаю. Куда все устремилось, тоже не знаю. Но мне крайне интересно бежать со всеми вместе, а если удастся, то и обогнать других…

В. Шукшин. «Верую!»

Та серьезность, с которой относятся к писательству в России, меня откровенно удивляет! У вас что ни писатель — обязательно гуру. Да с какой стати?! Писатель находится в таком же положении, что и читатель. Он также многого не понимает.

Стелла Даффи, писательница

Привет.

Я ненавижу введения.

Я их никогда не читаю.

Читать введение — все равно что начать есть треугольный кусок пиццы не с мягкого аппетитного уголка серединки, а с краю, с сухого валика теста без начинки. Нормальные люди этот край выбрасывают.

Поэтому никаких введений к книге я писать не стал. И то, что вы сейчас читаете, никакое не введение, а… ну, скажем, объяснительная записка. Должен же я как-то оправдаться за то, что написал эту книгу и теперь заставляю вас тратить часть вашей драгоценной жизни на ее прочтение. Может быть, вы меня еще извините. А может, проклянете.

… Второй час ночи. Я встаю из-за компьютера, иду в другую комнату и бужу жену.

— Вставай!

— А? Что случилось?

— За что Эйнштейн получил Нобелевскую премию?

— Чево?

— За что Эйнштейн получил Нобелевскую премию?

— За теорию относительности… Для этого ты меня разбудил?

— А разве теория относительности того не стоит? Спи.

Она молча падает на подушку и засыпает, не успев долететь. А я, расстроенный, ухожу обратно в комнату. Мы живем в мире мифов! В мире устоявшихся предрассудков. В мире дурных социальных привычек. И с этим надо что-то делать…

До того, как разбудить жену и до того, как сесть за компьютер, я болтался в кресле-качалке и с отвращением наблюдал телевизор. Там какая-то колдунья со свечкой бубнила о том, что жить надо в согласии с природой. По другой программе неизвестный эколог не то из Гринписа, не то из министерства по охране природы, а может быть, и из партии «Яблоко» с той же «колдуньиной» интонацией бубнил про «катастрофическое», «беспрецедентное» загрязнение среды, которое грозит гибелью человечеству… За день до этого какой-то поп вещал о недопустимости клонирования человека по этическим соображениям… А за пару дней до попа некий политик, отвечая на пошлый вопрос ведущего, отчего же так много насилия в современном мире, сказал что-то не менее пошлое про общее падение морали и медленное умирание культуры…

  Следующая
дизайн сайта
ARTPIXE
rubooks.org