загрузка...
Шрифт

Война морей

1234...97
Страница 1

Маленькая бухта у подножия древней обители напоминала растревоженный муравейник. Огромное количество молодых ребят быстро сновали по сходням двух кораблей морских мутов, выгружая из трюмов различные товары.

Кряжистый, широкий в плечах капитан внимательно наблюдал за разгрузкой судна, тщательно следя, чтобы ни один ящик не был небрежно брошен или случайно разбит. Ведь он лично обещал привезти хранителю этой бухты всё, что тот заказывал. И до тех пор пока ящики не оказались в торговом доме обители, он отвечал за товар.

Вот уже три года подряд он приводил свой корабль в эту бухту гружённым самыми разными товарами. По договорённости с хранителем, всё привезённое моряками продавалось на территории обители, после чего моряки получали нужные им товары. Такой способ торговли они придумали сами. Находиться долгое время на суше морские муты не могли, а торговля – дело не особо быстрое.

Смирившись с неизбежными потерями, моряки то и дело вынуждены были отдавать товары по бросовой цене, лишь бы побыстрее вернуться в море. И поэтому, когда хранитель после недолгих размышлений предложил оставить товары в торговом доме для дальнейшей продажи, капитан, недолго думая, согласился.

Зная хранителя как человека, верного своему слову, он решил рискнуть и не прогадал. И вот уже в который раз он привёл в бухту свой корабль, где его быстро разгружали, чтобы снова загрузить нужными морякам вещами. Сам капитан отлично знал, что все товары, которые он оставлял в прошлый раз, тщательно учтены и распроданы. Теперь ему предстояло выслушать долгий и нудный отчёт главной торговки обители, после чего его корабли будут загружены едой и запчастями.

Неожиданно ленивое течение мыслей капитана было прервано треском длинной пулемётной очереди. Следом за ней раздалась беспорядочная пальба из самых разных видов оружия. Потом взрыв ручной гранаты, и всё стихло.

Вздрогнув, капитан схватил бинокль и, прижав его к глазам, принялся осматривать скальную гряду, окольцовывавшую всю долину обители. Это приспособление он выменял у хранителя, когда увидел, как тот легко определяет на большом расстоянии, что именно движется по пустыне. От ближнего прохода в долину отделился длинный шлейф пыли и начал быстро приближаться к бухте. Это мог быть только кто-то из местных. Чужаки с оружием в долину не допускались.

Это правило было придумано хранителем после очередной попытки диких захватить долину. Долгий и кровавый бой закончился решительной победой местных жителей. Но это была тяжёлая победа. Больше семидесяти подростков погибли, защищая свой дом и свою свободу. С тех пор в долину допускали только пастухов и торговцев. Но и те и другие должны были сдать всё оружие, перед тем как пройти в Чистый город. В противном случае несогласных оставляли за воротами долины.

Много раз банды диких пытались захватить город, но умение обездоленных подростков владеть оружием и их дикая звериная ненависть к работорговцам отбрасывала стаи бандитов обратно в пустыню. Этим детям милосердие было неведомо. Выпавшие на их долю издевательства и рабство быстро отучили их жалеть тех, кто приходит к их домам с оружием.

Эти мысли промелькнули в голове капитана, и он, внимательно присмотревшись, с облегчением перевёл дух. К обители нёсся сам хранитель. Ещё ночью ему пришло известие, что в пустыне, поблизости от ворот ошивается банда диких. И вот сегодня была предпринята попытка прорыва.

То, что хранитель возвращается, могло означать только одно, банда либо бежала, либо уничтожена. Подлетевший к подножию скалы вездеход резко затормозил, и из него одним гибким движением выскочил рослый, широкоплечий мужчина двадцати шести – тридцати лет.

Кожаные штаны, такая же безрукавка, едва сходившаяся на широкой груди с толстыми пластами грудных мышц. Широкий пояс с ножом и кобурой автоматического пистолета. Жилистые кулаки с набитыми костяшками ударных пальцев и перевитые мощными канатами мышц руки, покрытые загаром и шрамами.

Длинные чёрные, как смоль, волосы мужчины были собраны в конский хвост, обнажая по звериному удлинённые, плотно прижатые к черепу уши. Высокие скулы и раскосые черные глаза, прямой нос и плотно сжатые, твёрдые губы.

Его можно было бы назвать красивым, если бы не шрамы и аура опасности, которая просто исходила от этого человека. Любой, приблизившийся к нему на расстояние вытянутой руки, понимал, что он с одинаковой лёгкостью может одарить или убить.

Подойдя к капитану, мужчина протянул руку и, пожав протянутую ладонь, негромко спросил:

– Разгрузили?

– Заканчиваем, – кивнул в ответ капитан. – Ещё немного, и можно будет отправляться за товаром.

– Хорошо, – кивнул в ответ мужчина. – Похоже, ты нашёл место, где наши железки в большой цене.

– Да, – улыбнулся капитан, – там, в трёх месяцах пути, есть земля, где ваши машины сразу оценили и готовы хорошо за них заплатить.

– Там много людей? – задумчиво спросил мужчина.

– Не знаю, – покачал головой капитан. – Я не бываю дальше побережья.

– Я забыл, – извиняющимся тоном ответил хранитель.

Их разговор был прерван громким детским криком, прозвеневшим над гомоном бухты радостным диссонансом.

– Папа! Смотри, что я умею!

Моментально развернувшись, мужчина вскинул голову и, тихо охнув, бросился к скале. От самого верха, по спущенному канату летел мальчишка лет пяти. Сорванец обмотал канат куском сыромятной кожи и теперь со свистом мчался отвесно вниз.

Мужчина успел подхватить мальчишку у самой земли. Прижав его к себе, он крепко сжал руки и срывающимся от волнения голосом прошипел:

  Следующая
дизайн сайта
ARTPIXE
rubooks.org