загрузка...
Оценить
Шрифт

Рейнтри: Призраки

1234...68
Страница 1

Линда Уинстед Джонс

Рейнтри: Призраки

Raintree: Haunted

Серия: Рейнтри — 2

Перевод:Марика

Корректор:Daisy

Редактор:Анжелика

© Перевод: «Мечтательница», 2009

С особенной благодарностью Луи Гудраму за тур по Вилмингтону и бесценное понимание.

Линде и Беверли. Какая это была поездка!

И Лесли Уэйнджер, за наставничество и (к счастью) пропущенные камерой моменты.

  Гидеон

Я Рейнтри. Это больше, чем фамилия, больше, чем отметка на генеалогическом древе. Это причуда в моей ДНК.

Метка судьбы.

Длинная история, которая, если вкратце, о том, что магия реальна. Не только реальна, но и существует повсюду вокруг нас, хотя большинство людей никогда не открывают глаза достаточно широко, чтобы увидеть ее. Мои глаза всегда были широко открыты. Магия живет в моей крови. Моих предков называли волшебниками, колдунами и ведьмами. Их также называли демонами и дьяволами. Поэтому неудивительно, что годы назад семья решила скрыть наши способности. Я сказалскрыть, а непохоронить. Это не одно и то же. Сила — это ответственность, которой нельзя пренебрегать, стараясь сделать жизнь проще.

Каждый член семьи имеет определенный дар. Некоторые сильнее, другие слабее; способности одних полезней, чем у других. У каждого Рейнтри есть потусторонний талант. Мой — электрическая энергия. Я могу взаимодействовать с электричеством, существующим вокруг нас. Даже могу создать свою индивидуальную волну напряжения. Да, у меня есть привычка поджаривать компьютеры и разрушать флуоресцентные лампы, но это происходит только в том случае, если я нахожусь рядом с ними, и я научился справляться с этим.

Я также разговариваю с призраками, которые являются лишь формой электрической энергии, которую мы полностью не понимаем. Этот талант находит применение в моей текущей профессии.

Я Гидеон Рейнтри, живу в Вилмингтоне, штате Северная Каролина, и работаю детективом по расследованию убийств.

Пролог

Полночь, воскресенье

Адреналин выплескивался в кровь столь жестко и быстро, что Табби не могла заставить себя успокоиться. Даже быстрый пеший подъем на третий этаж не притупил ее возбуждения. Взволнованно приподнимаясь и опускаясь на носочках, она оглядела зеленую входную дверь и презрительно сморщила нос. Краска на двери ужасно отслаивалась; дерево было исцарапано; номерок квартиры изогнут. Неужели кто-то из Рейнтри может жить в подобной помойке? Где их чувство собственного достоинства?

Табби очень долго ждала этого момента. Иногда казалось, целую вечность. Ждала нетерпеливо, но все же ждала. Ей не раз подчеркивали, что нападение должно быть спланировано безупречно. Итак, время пришло. Удерживая пиццу в левой руке, правой она постучала снова, громче и быстрее. Она ощущала головокружительный восторг и наслаждалась им. Табби долго готовилась к этому моменту, практиковалась почти год, и вот, момент настал.

— Кто там? — раздался с другой стороны замызганной зеленой двери заметно раздраженный женский голос.

— Доставка пиццы, — ответила Табби.

И услышала, как со звоном и лязганьем металла о металл снимается дверная цепочка. Замок повернулся, и наконец, — наконец! — раздался щелчок, и дверь открылась.

Табби быстро окинула взглядом стоявшую перед ней женщину. Двадцать два года, метр шестьдесят два, зеленые глаза, короткие розовые волосы. Она.

— Думаю, произошла ошибка, если только… — начала розововолосая женщина. Произнести что-либо еще она не успела.

Табби вынудила Рейнтри отступить в квартиру, заставив попятиться в убогую прихожую, и захлопнула за собой дверь. Она отбросила пустую коробку из-под пиццы, выставив на обозрение нож, который сжимала левой рукой.

— Крикнешь, и я убью тебя, — пригрозила она, прежде чем Экей успела опомниться.

Глаза девушки широко распахнулись. Забавно, но Табби ожидала, что глаза Рейнтри будут более выразительными. Она так много о них наслушалась. Глаза Экей оказались посредственными, избитого сине-серо-зеленого цвета, ничего особенного.

Один сильный удар, и работа будет сделана, но Табби не хотела, чтобы все закончилось слишком быстро. Она была эмпатом, но из всех переживаемых людьми эмоций предпочитала страх. Жаждала его. Когда Табби выпускала свой дар на свободу, ненависть и ужас казались сладкими на вкус. Впитывая отрицательные эмоции, она становилась сильнее. А сейчас она питалась ужасом Экей Рейнтри и смаковала его. Он делал Табби могущественнее, физически и умственно. Этот ужас кружил голову.

— У меня мало денег, — жалобно заскулила Экей, с каждой секундой боясь все больше и больше. — Все, что вы хотите…

— Все, что я хочу, — повторила Табби, вынуждая Экей отступать дальше, пока та не оказалась прижатой к стене. Буквально. Больше всего Табби желала получить силу этой девушки. Пророчество. Способность предсказывать, которую можно будет использовать надлежащим образом, хотя, если судить по этой дрянной квартирке, таланты Экей ничем ей не помогли. Какая жалость, что нечто столь замечательное досталось этой дрожащей слабачке.

Табби иногда мечтала, что когда-нибудь, убив жертву, поглотит ее способности. Такое должно быть возможным, это расширило бы границы ее собственного дара. И хотя пока такого не произошло, однажды, когда ее сила будет вскормлена должным образом и достигнет нужного уровня, она найдет темное заклинание и сделает следующий шаг в своем развитии.

  Следующая
дизайн сайта
ARTPIXE
rubooks.org