загрузка...
Шрифт

Ускользающее счастье

1234...42
Страница 1



Вики стояла на носу яхты и смотрела вдаль. Океан был спокоен; последние лучи заходящего солнца окрашивали воды залива в темно-бирюзовый цвет, а небо на горизонте переливалось всеми цветами радуги — от темно-фиолетового до желтовато-оранжевого.

С того места, где она находилась, открывался великолепный вид. Полчища островерхих елей стояли на берегах залива, завернувшись в свои темные мантии, словно путешественники, ожидающие сигнала к отплытию. У выхода из бухты приютились дальние острова, и там лес продолжал свое неторопливое шествие, переваливая через гребни холмов и спускаясь к самой воде.

Небо тем временем затянулось тучами и стало серым и тусклым. Меркнущий берег заволокла угрюмая тень. Но вдруг золотой луч солнца упал на дальние острова, и один из них так весь и засиял, пленяя глаз своей невиданной прелестью.

Вики, не отрываясь, смотрела на него поверх залива; лицо ее исполнилось нежности и радостного внимания. Эта вспышка света была как внезапное откровение, и самый дальний из островов показался ей в эту минуту уголком потустороннего мира, который, как думают многие, находится где-то рядом, совсем близко…

Красота была завораживающей, но почему-то в душе у девушки зарождалось какое-то тревожное чувство, словно она стояла на пороге нового этапа в своей жизни.

Что ж, так оно и есть, усмехнулась Вики. Теперь я стала владелицей яхты, хотя и очень старой, но хранящей следы былого великолепия.

Она вспомнила, как была поражена, когда в дверь ее скромной квартирки позвонил представитель малоизвестной нотариальной конторы. Он сообщил потрясенной девушке о том, что она является единственным лицом, указанным в завещании некоего Говарда Болдуина Эджертона, который оставил ей в наследство не только все деньги, находившиеся на его банковских счетах, что составляло около ста тысяч долларов, но и довольно большую, хотя и старую яхту.

— Яхту?! — еле выговорила Вики.

— Именно так, мисс Пейтон. Это судно находится на втором причале близ города Сан-Матео, на берегу залива Сан-Франциско.


Когда Вики приехала в нотариальную контору, ей сразу дали понять, что у нее не будет проблем с продажей яхты. По сути, именно это девушке и посоветовали сделать, поскольку, по словам нотариусов, мистер Эджертон в последние годы вел довольно странный образ жизни и не слишком заботился о поддержании судна в надлежащем состоянии.

— Неужели у него нет никаких родственников, которые могли бы претендовать на наследство? — обеспокоенно спросила Вики. Она была совершенно не в состоянии понять, почему неизвестный благодетель решил оставить все именно ей.

— Только один, — сообщил поверенный. — Двоюродный племянник, с которым мистер Эджертон, по-видимому, не поддерживал родственных отношений.

Вики с еще большим беспокойством спросила, не должна ли яхта перейти по наследству к этому человеку, и нотариус терпеливо разъяснил ей, что мистер Эджертон имел полное право завещать свою собственность любому лицу, так что раз он выбрал ее, Вики Пейтон, то так тому и быть. Кроме того, по словам юриста, этот двоюродный племянник достаточно богат и для него, скорее всего, сто тысяч долларов и довольно потрепанная яхта не представляют никакого интереса.

Вики и себя считала морально и физически потрепанной.

Она росла в сиротском приюте, и не нашлось никого, кто согласился бы взять малышку на свое попечение. Когда девочка повзрослела и осознала свое одиночество, она научилась скрывать боль за лучезарной улыбкой и беспечно-жизнерадостным выражением лица, но при этом всегда фантазировала, как бы ей жилось, если бы у нее были родители.

Может быть, именно это чувство внутреннего одиночества, которое Вики всегда старалась держать глубоко внутри, заставило ее поверить лживым признаниям в любви, которые нашептывал Ник Прескотт.

Агата Миллард, ее начальница, возглавляющая в компании, которой он руководил, отдел по связям с общественностью, прекрасно видела, что происходит с девушкой, и мягко, по-дружески советовала Вики не возлагать слишком больших надежд на то внимание, которое оказывает ей босс. Но та влюбилась первый раз в жизни и еще не готова была слушать доводы разума.

А потом случилось то, что и должно было случиться.

Вики отказалась поехать с Ником на многообещающий уик-энд за город, а придя в понедельник на работу, узнала, что ее с успехом заменила Марта Коллинз.

Предательство возлюбленного задело самолюбие девушки, но не разбило ей сердце. По крайней мере, так ей казалось поначалу.

Когда Агата сочувственно сообщила Вики о предстоящей помолвке Ника и Марты, та сумела скрыть обиду и, гордо откинув голову, заявила, что этот человек ничего для нее не значит.

Начальница спокойно заметила, что мистер Прескотт всегда казался ей тщеславным, недалеким и самовлюбленным молодым человеком, который вряд ли может сделать женщину по-настоящему счастливой. Вскоре после замужества, добавила Агата, бедняжка Марта очень быстро почувствует, как притворное обожание ее жениха сменится полным равнодушием, поскольку основная цель этого брака — обеспечить Прескотту-младшему контроль над капиталом отца Марты — будет уже достигнута.

Слушая свою начальницу, Вики автоматически кивала, но шок от этого неожиданного известия был настолько сильным, что она вдруг почувствовала себя разбитой и очень-очень несчастной.

Это событие, убогая тесная комнатка, которую она снимала, а также острое любопытство не столько по отношению к яхте, сколько к личности покойного Говарда Эджертона, привели к тому, что Вики не последовала совету нотариусов сразу же продать судно.

  Следующая
дизайн сайта
ARTPIXE
rubooks.org