загрузка...
Шрифт

Утро без рассвета. Сахалин

Страница 52

А поселенцам как компенсировали взятые кубометры?

Этого я не могу знать.

Жалобы на это вам поступали?

Нет. Никогда. Видимо, все на обоюдной договоренности построено.

И, конечно, не за спасибо администрации?

Не знаю. Это — на месте. Но я вам обещаю разобраться в ближайшее время с этим вопросом, — заверил управляющий.

Вместе придется разбираться. Вместе, — подчеркнул Яровой.

МЕТОДОМ ИСКЛЮЧЕНИЯ

В аэропорт Яровой пришел на следующий день. Там ему предъявили списки восемнадцати человек, выезжавших на материк.

Восемнадцать… Из них восемь— по студенческим билетам. Эти отпадали сразу. Оставались — десять. Трое — по депутатским удостоверениям. Тоже отпадали. Их здесь, в аэропорту, хорошо знали в лицо. Да и проверка в облисполкоме подтвердила их выезд на сессию. Оставалось семь человек. Из них — прокурор района выезжал на материк на похороны отца. Телеграмма на имя прокурора подтверждала цель выезда. И областная прокуратура назвала точные дни отсутствия прокурора. Оставалось шесть человек. Из них — заведующий районным отделением народного образования выезжал на краевое совещание в Хабаровск на пять дней. Проверка подтвердила, что заведующий действительно отсутствовал. И был в Хабаровске. Оставалось пять человек. Из них мастер сортировочного склада Ногликского порта согласно билету вылетал в отпуск на материк. Билет он взял до Москвы!

Аркадий сразу вспомнил, что не только главбух порта, а и сам мастер отрицал свою поездку на материк. Утверждал, что отдыхал он на Сахалине у родственников. И билетов к оплате за проезд в отпуск не предъявлял в бухгалтерию порта.

Выезжал на материк и прораб леспромхоза. Билет он взял до Хабаровска. А Яровой вспомнил, что в табеле за март у прораба стояли восьмерки и нигде не было отмечено его отсутствие. Кстати, и в ведомости по зарплате не отмечалось, что прораб не являлся на работу.

И вот еще один — начальник сплава Ныша. Тоже выезжал — в Москву. Но в управлении сказали, что ничего не знают об отлучке начальника участка сплава, что командировку ему не оформляли. А совещаний или учебы — тоже не было. Потом подняли приказы для достоверности. Но нет… Никто никуда не отправлял его.

Следователь сверил даты возвращения всех троих из Москвы и Хабаровска. Все трое, словно сговорившись, вернулись в один день. Совпадение? Но в него не верилось. И Яровой дал поручение милиции проверить маршруты этих троих. Узнать в аэропортах, брали ли они билеты в другие города? Сделать туда запросы. Узнать, где, когда и в каких гостиницах останавливались. Дать задание отделам милиции тех городов допросить дежурных по этажам, администраторов, официантов ресторанов при гостиницах, работников бюро услуг при гостиницах. Изъять копии квитанций по оплате номера или номеров за проживание в гостинице или гостиницах.

Для объективности Аркадий проверил и оставшихся двоих, что тоже вылетали на материк. Но ими оказались женщины. Одна летала па материк за сыном, который лечился в санатории в Прибалтике, вторая — на повышение квалификации кондитера — в Благовещенск. Сведения были подтверждены.

Из восемнадцати остались трое. По их следам началась проверка. Дотошная, кропотливая.

Конечно, можно было уже и вызвать бы этих троих повестками в областную прокуратуру на допрос, но торопиться нельзя. Нужно собрать воедино все сведения. Самые полные и точные. Надо выждать эти несколько дней. Ведь преступление, совершенное в Ереване, получило возможность своего осуществления здесь. Реальные исполнители его и пособники должны понести наказание.

Аркадий направился в управление сплавных работ. Там к нему отнеслись настороженно. Долго не могли понять, почему он интересуется Нышскими плотогонами, их работой. Начальник управления внимательно вглядывался в Ярового.

Трудно нам, сами понимаете. Из-за кадров бедствуем. Ну, хоть криком кричи из-за нехватки плотогонов.

Плотогонов? — переспросил следователь.

Да.

А я думал, что их достаточно. На местах жаловались не на это.

Знаю. Катеры! Вот им что нужно. Но хороший плотогон — это куда большая ценность, чем все катеры.

Вам виднее. Но меня другое интересует, — сказал Яровой.

Что именно?

Скажите, чем занимаются плотогоны Ныша, когда сплава нет по Тыми. Я имею в виду зимний период.

Они в это время заняты на разных работах.

А именно? — уточнял следователь.

Ремонтируют пирс, лодки. Отдыхают. Ведь они весь год без выходных работают.

Я имею в виду поселенцев. Насколько мне известно, отпусками они не пользуются до окончания своего поселения?

Но у них имеются переработки.

Их обязаны ставить в зачет, — вставил Яровой.

Это на их усмотрение.

Нет. Положение о поселенцах для всех одинаково, вне зависимости от желаний.

Вам легко говорить так. А вот Нышский начальник сплавного участка не знает, как и выкручиваться. Работой обеспечить можно, но какой? Чтоб люди занимались смежным делом и не теряли в заработке! Где взять в Ныше такую работу? Вот и сует каждого так, чтоб не в накладке был. Не то жалобами одолеют.

  ПредыдущаяСледующая
дизайн сайта
ARTPIXE
rubooks.org