загрузка...
Оценить
Шрифт

Свободные отношения

1234...49
Страница 1

1

Что может быть хуже противного моросящего дождя и тусклого серого неба? Лита выглянула в окно: туча цвета талого снега заволокла все обозримое небесное пространство. Какая уж тут прогулка! А ей так хотелось выйти на улицу и подышать наконец свежим воздухом. Она уже три дня не выходила из дома, а все эта жуткая статья о байкерах, которую ей нужно было написать в рекордно короткий срок. Лита закончила ее только вчера, в три часа ночи, когда глаза уже не видели строчек, выплывающих на монитор компьютера, и голова укладывалась на клавиатуру, как на подушку. А сегодня пошел дождь, зарядил, наверное, на весь день, и Лита опять не увидит солнечного света. Ей стало тоскливо.

Она отошла от окна и спустилась вниз, за соком. Ее любимым, ананасовым. Она открыла ярко-желтый пакет, плеснула сока в стакан и сделала глоток. Какой кислый! Неужели его совсем разучились делать? Или у нее настолько плохое настроение, что даже любимый сок кажется невкусным?

Лита прошла в гостиную и села в большое плетеное кресло напротив камина. Может, зажечь камин? Ей всегда нравилось смотреть на золотисто-красные искорки, порхающие в кирпичной пасти камина. Только сейчас — день, а это удовольствие хорошо лишь по вечерам, когда густая патока темноты заливает окна.

Лита вздохнула. Барт вернется не скоро, хоть и обещал прийти сегодня раньше, чем обычно. Ненавистная статья была закончена, и девушка совершенно не знала, чем себя занять. На журнальном пузатоногом столике лежал недочитанный «Кентавр» Апдайка. Лита скользнула взглядом по книге, на которую последние три дня у нее не было времени. Еще вчера ей так хотелось дочитать роман, а сегодня лень даже открыть книгу. На душе, как и на улице, было скверно. В глазах все еще бегали строчки, описывающие чертовы приключения байкеров. Да, со статьей она явно переусердствовала.

Лита сделала еще один глоток сока, скривилась и поставила стакан на столик. Эту гадость очень сложно назвать ананасовым соком. Интересно, чем сейчас занят Барт? Оформляет очередную сделку или шутит с красавицей Эстер Таусон? Где-то глубоко внутри открыла одну из пастей разжиревшая за последний год гидра ревности.


Джоана Литисия Солвер и Бартоломью Блэквуд обвенчались около пяти лет назад в маленькой холтонской церквушке, одиноко стоящей среди зеленых дубов и поросших изумрудным мхом валунов, бог знает с каких времен окружающих церковь. На скромном обряде присутствовали только отец Литы (который, кстати, и наградил ее роскошным вторым именем Литисия, на мексиканский манер) и мать Барта. Именно по настоянию родителей Барт и Лита обвенчались в Холтоне — в тех местах, где оба родились и познакомились.

В детстве они почти не общались друг с другом: Барт считал Литу девочкой не от мира сего, а Лита была уверена в том, что Бартоломью Блэквуд круглый дурак и задира. Но годы шли и дети взрослели. Не сговариваясь, статный зеленоглазый юноша и девушка с детским синим взглядом отправились пытать счастья в один и тот же город, надолго заставивший их позабыть старый Холтон.

Барт Блэквуд прошел тернистый путь от курьера до крупного предпринимателя. Отличная хватка и гибкий пытливый ум заставили обратить на него внимание крупных рыб, плавающих в море бизнеса. Ведь не зря же он взахлеб читал и перечитывал драйзеровского «Финансиста», каждый раз заново переживая полную непостоянства и волнений жизнь Фрэнка Каупервуда. Маленькая фирма, открытая Бартом на деньги, собранные посредством упорного труда и лишений, вскоре превратилась в крупное агентство.

Джоана Литисия всерьез увлеклась журналистикой. Она окончила институт, параллельно работая над написанием статей в маленькую газетку «Каприз». За описание забавных историй из быта простого населения города ей платили немного, но непритязательной Лите вполне хватало этого на жизнь и даже на скромную помощь отцу, живущему в Холтоне.

Закончив обучение, она по совету однокурсницы пришла на собеседование в крупный журнал «Фэйр Лайф», где на нее обратил внимание главный редактор, который предоставил ей возможность показать себя в деле. Статья, которую она написала о фотомодели Джекки Слим, была оценена редактором по заслугам. Легкий слог, ненавязчивое, но заметное авторское «я», свежесть, красочность описаний — все это позволило Лите получить одну из ведущих колонок журнала — «Интересные лица». Восторгу девушки не было предела: она смогла, у нее все-таки получилось!

Через пару месяцев ей предложили посетить прием, на котором присутствовало большое количество местных знаменитостей. Ее задача заключалась в том, чтобы найти новое «интересное лицо», еще не освещенное газетами и журналами, и описать его в новом выпуске «Фэйр Лайф».

Задача была не из легких. Во-первых, Лита никогда не бывала на приемах. Она не представляла себе, как ей одеться и как вести себя среди блестящей звездной толпы. Да еще и поиск нового лица — до этого она писала лишь о тех людях, которых рекомендовал ей главный редактор. А если она допустит какую-нибудь бестактность? Она, девочка из Холтона, от которой все эти приемы так же далеки, как звезды на небосклоне? А если «интересное лицо», которое она выберет, не будет соответствовать политике «Фэйр Лайф»?

Все эти «а если» настолько выбили Литу из колеи, что весь день перед приемом она провалялась в постели с дикой головной болью. Лишь под вечер, с ощущением полного провала, она наскоро надела длинное черное платье с блестками, купленное «на всякий случай» в бутике, провела по губам прозрачным блеском и отправилась на прием, как осужденный на казнь.

  Следующая
дизайн сайта
ARTPIXE
rubooks.org