загрузка...
Шрифт

Лакомый кусочек

Страница 29

– Только не пытайся убедить меня в том, что тебя это сильно волнует!

Раймонд откинулся на спинку стула. По его лицу промелькнула тень.

– И все же меня это волнует, и очень сильно, – ответил он, не боясь, что его услышат и все остальные присутствующие. – Мне казалось, я сумел убедить тебя в этом еще перед встречей с Розмари, Джарвисом и Бэзилом. Неужели по моему поведению ты так и не смогла понять, что я действую, исходя из самых искренних побуждений?

– По твоему поведению я могла понять лишь единственное, а именно, что ты одержим идеей восстановления между членами твоей семьи дружеских отношений, – пробормотала Патриция. – Ты был готов ради этого на что угодно, даже встал на защиту женщины, которую презираешь.

– Патриция, дорогая, – прервала их скандальный диалог Розмари. – Когда мы увидимся с малышами? Может, привезешь их к нам в ближайшие дни?

Представив себе, что ей вновь придется перешагнуть порог родительского дома Малькольма, Патриция почувствовала неприятный холодок за грудиной. Но оттягивать момент встречи Эндрю и Сью с людьми, которые жаждали подарить им свою любовь, она не собиралась.

– Думаю, мы приедем к вам уже завтра, – ответила она, улыбаясь. – Надеюсь, Раймонд позволит нам воспользоваться его машиной.

Раймонд резко качнул головой и серьезно взглянул сначала на Джарвиса, потом на Розмари.

– Мне кажется, ваша первая встреча с внуками должна произойти в замке. К нему дети уже привыкли, там они будут чувствовать себя гораздо комфортнее. – Приезжайте к нам в любое время.

Розмари кивнула, но Патриция заметила по выражению ее лица, что слова Раймонда ей не слишком понравились.

Она и сама удивилась, что это ему вдруг вздумалось выдвигать родителям Малькольма какие-то условия? Естественно, он сделал это не ради нее. Но ради кого? Ради Эндрю и Сьюзен? Неужели ее дети так сильно запали ему в душу?

9

Распрощавшись с Патрицией и Раймондом, Розмари, Джарвис и Бэзил вышли у своего дома. А джип двинулся дальше по направлению к Эдинбургу.

Раймонд сел рядом с ней, затем рывком поднял затемненную перегородку, отделявшую заднее сиденье от шофера, и ласково провел пальцем по виску Патриции.

– Для тебя этот вечер был весьма трудным, я прав?

Она раздраженно отшатнулась в сторону.

– Прав.

Раймонд задумался. Похоже, она до сих пор сердится на него. Он сдержал свое обещание, ужасно за нее переживает, но ей все, что он ни делает, видится как-то иначе. Почему?

– Ты повела себя с родителями Малькольма очень великодушно, – заметил он спокойно.

Сегодняшним вечером его удивили многие вещи. Во-первых, попытка Патриции заступиться за Бэзила. Во-вторых, разительная перемена в отношениях всех четверых представителей семейства Малькольма, произошедшая за время его отсутствия. В-третьих, готовность Патриции хоть завтра познакомить детей с Розмари и Джарвисом.

Патриция пожала плечами.

– В ходе беседы с семьей Малькольма рассеялись практически все мои опасения.

– Ты, насколько я понял, боялась двух вещей: что Розмари и Джарвис повторно отвергнут Эндрю и Сью и что они будут продолжать относиться к тебе с ненавистью.

– Правильно, – ответила Патриция. – Теперь меня не тревожит ни то ни другое.

– Их отношение к тебе в корне изменилось. По-моему, теперь даже Бэзил смотрит на тебя почти как на друга.

Он ожидал, что рано или поздно подобное потепление произойдет. У Розмари было мягкое сердце, да и Бэзил, хоть и любил повздорить, но никогда не слыл злюкой. Враждебность родственников к Патриции основывалась на откровениях Малькольма. Но теперь бедолаги больше не было с ними, в семью вливались его дети, и о прежних обидах всем следовало побыстрее забыть. Патриция приходилась матерью Эндрю и Сьюзен, и всем нынешним членам их старинного рода не оставалось ничего другого, как принять эту женщину со всеми недостатками характера и не вспоминать больше о взбалмошных выходках минувших лет. Все это так. Но если честно, ему и в голову не приходило, что предполагаемая перемена в отношениях между родственниками произойдет столь быстро.

– Хотелось бы надеяться, – задумчиво произнесла Патриция. – Но прежде всего семья Малькольма с большим нетерпением ждет встречи с детьми.

Он придвинулся к ней ближе, а когда она попыталась было воспротивиться и собралась отстраниться, крепко обнял ее и привлек к себе.

Его душу наполнило странное ощущение. Это было не просто желание обладать женщиной, а нечто более грандиозное, более всеобъемлющее. Он сознавал, что хочет владеть ею во всех смыслах этого слова – заниматься с ней сексом, быть для нее другом, помощником, советчиком.

Он повернул голову, нежно поводил носом по аккуратному уху Патриции и лизнул ее мягкую мочку.

– Как здорово от тебя пахнет! Именно так должна пахнуть настоящая женщина, – прошептал он.

Его охватило безудержное желание попробовать ее всю, исследовать обольстительное, благоухающее легким пряным ароматом тело. Он представил, с каким удовольствием снял бы с нее романтичную белую блузку и узкую юбку, как целовал бы и покусывал ее смуглые плечи, аппетитную грудь, животик. Как добрался бы до самого сокровенного…

Патриция взглянула на него холодно и отстраненно.

– Раймонд, прошу тебя. Давай не будем играть в эти игры. Я не твоя женщина, не твоя жена.

Он принялся покрывать легкими поцелуями ее висок, ее нежную щеку. Его рука скользнула под край блузки и вскоре дотронулась до упругой груди.

– Ты очень заблуждаешься, – прошептал он, тяжело дыша.

От его прикосновения ее сосок тут же напрягся. Почувствовав это, Раймонд торжествующе заулыбался.

  ПредыдущаяСледующая
дизайн сайта
ARTPIXE
rubooks.org