загрузка...
Оценить
Шрифт

Брачный ультиматум

1234...44
Страница 1
Оглавление

1

Радиограмму Алек Бенинг получил в тот день, когда, наполовину обогнув на своей яхте Тасманию, добрался до самой южной ее точки. Он давно обещал себе подобный отпуск. Впереди было еще много безмятежных солнечных дней, и Алек намеревался насладиться ими сполна, прежде чем вновь окунуться в работу. Поэтому когда береговая служба передала Бенингу срочное сообщение его референта, продолжавшего оставаться в центральном офисе фирмы, тому понадобилось несколько минут, чтобы до конца уяснить суть произошедшего. Осмыслив новость, Алек немедленно взял курс на Мельбурн.

Добравшись до места, он прямо из яхт-клуба связался с референтом, требуя подробностей, но тот лишь продиктовал ему телефонный номер некой Эстер Флинн, которая, по-видимому, располагала более подробной информацией. Чертыхнувшись вполголоса, Бенинг принялся звонить этой особе. Вскоре секретарша на другом конце провода сообщила, что он попал в адвокатскую контору. Спросив имя, она тут же соединила Алека с Эстер Флинн.

— Добрый день, мистер Бенинг. Насколько я понимаю, ваш референт передал вам мое сообщение, — сразу взяла быка за рога та.

— Ну да, я потому и звоню. Вы можете поточнее сказать, что случилось?

В трубке на несколько мгновений воцарилась тишина.

— Видите ли, мистер Бенинг, с вашим братом произошло несчастье. Он угодил в автокатастрофу и очень сильно пострадал. Джон направлялся в Бендиго. Уже стемнело, и он не заметил стоявший на обочине грузовик, у которого спустило колесо…

Странные вещи делают время и расстояние, подумал Бенинг. Девять лет он злился на брата, а сейчас все отрицательные эмоции вдруг куда-то исчезли. Ведь это же Джонни, самый родной человек! И Алек по-прежнему любит его.

— В какой больнице он находится? — резко спросил Бенинг, бросая взгляд на наручные часы. — В Мэнсвилле или в Бендиго?

— Он не в больнице, — тихо произнесла Эстер Флинн. — Его… больше нет.

Джонни умер? Разве это возможно?

— Нет!.. — прошептал Алек. — О Боже, нет!.. — Казалось, его сердце на миг остановилось. — А жена Джона? Она тоже… — Алек сильно стиснул пальцами телефонную трубку. — Скажите, что случилось с Дарси! Она…

— Жива и здорова. Не волнуйтесь, с миссис Бенинг все в порядке. — Гораздо более прохладным тоном адвокат Эстер Флинн сообщила, что во время аварии супруги Джона не было в автомобиле. — Раз в месяц ваш брат отправлялся в Бендиго, причем всегда делал это в одиночку.

— То есть? Что вы хотите этим сказать?

— Лучше поговорим, когда вы приедете, мистер Бенинг.

— Нет, выкладывайте сейчас, — настойчиво произнес Алек.

В конце концов мисс Флинн подчинилась.

— Видите ли, ваш брат встречался с кем-то на стороне, — прямо заявила она. — Здесь, в Мэнсвилле, никто его за это не осуждал. Всем известно, что миссис Бенинг холодна как лед. Джон никогда не получал от нее… э-э… тепла, которого каждый мужчина вправе ожидать от жены.

Затем Эстер Флинн рассказала об отдельных спальнях супругов Бенингов, о подозрительной сдержанности, неизменно демонстрируемой Дарси на людях по отношению к Джону. Служившая в этой семье экономка всегда находила подобное положение странным и не стеснялась посвящать в подробности домашнего быта Бенингов всех желающих.

— Признаться, у меня тоже складывается впечатление, что Дарси та еще штучка. — заметила мисс Флинн. — Как она ловко подцепила вашего брата, да еще на такую избитую женскую уловку!

— Хотите сказать, что Дарси насочиняла Джону сказок о своей якобы беременности?

— Полно, мистер Бенинг! Неужели вы в самом деле верите, что ваш брат женился бы на Дарси, если бы та не проявила некоторую ловкость? Позже, получив доступ к денежкам Бенингов, она показала истинное отношение к мужу!

— Разве Джон не заставил ее подписать брачный договор?

В трубке послышался смешок.

— Эта девица потащила вашего брата к алтарю, не дав ему опомниться. Никакого брачного договора не существует. Мало того, Джон написал завещание, в котором все оставил жене. Вы получаете только дом, остальное отходит к Дарси.

Алек гневно засопел.

— Завещание может быть оспорено, — коротко, но с решимостью произнес он, и на том разговор закончился.

Сидя за баранкой «шевроле», Алек машинально следил за дорогой. В его голове теснились воспоминания. Больше девяти лет не был он в городе, где с незапамятных времен обосновалось семейство Бенингов.

Сначала они держали ферму и занимались разведением овец. Затем, разбогатев, Бенинг-старший отправил сына Гленна учиться. Тот избрал строительный бизнес и по собственному проекту возвел в Мэнсвилле дом. в который и переехала вся семья. Затем старики умерли. Остался лишь Гленн Бснинг с двумя сыновьями, Джоном и Алеком. Первого он любил, второго на дух не переносил. Тому была причина: рожая Алека, жена Гленна, в которой он души не чаял, умерла. Эта трагедия наложила отпечаток на дальнейшие взаимоотношения отца и сына.

Впрочем, Алека все это не слишком волновало. К восемнадцати годам он вполне научился обходиться без родительской любви. Судьба не обидела парня ни ростом, ни внешностью. У него были выгоревшие на солнце каштановые волосы и зеленые глаза. Мышцы Алек хорошо развил, подрабатывая на стройках, которые вела в городе фирма Гленна Бенинга. Ему поневоле приходилось трудиться, потому что папаша не давал младшему сыну ни гроша. Так что мотоцикл «судзуки», являвшийся предметом наипервейшей гордости Алека, мог по праву считаться его личной собственностью.

К сказанному стоит прибавить, что чуть ли не все девичье население Мэнсвилла — и даже часть женского! — вздыхало по Алеку. Он умело этим пользовался, стараясь не обижать своих подружек. Но чего-то ему в них все-таки не хватало, потому что, едва начавшись, романы быстро заканчивались. Таким образом, к восемнадцати годам Алек умудрился разбить немало женских сердец.

  Следующая
дизайн сайта
ARTPIXE
rubooks.org