загрузка...
Шрифт

Мираж в пустыне

1234...45
Страница 1

1

Полыхающие дома, почерневшая земля, сгоревшие люди, обуглившиеся деревья — только вчера этот уголок казался раем земным. Все это мгновенно предстало перед глазами Ричарда Харриса, когда он, лежа в собственной постели, услышал крик.

Этот крик снова отбросил его на три недели назад, напомнил о тех ужасах, которые до сих пор преследовали его по ночам. Он замер в ожидании пулеметной очереди, оглушающего воя снарядов, летящих к своей цели. Ричард словно наяву почувствовал запах гари, увидел перед собой вздымающиеся клубы пыли… Затем, очнувшись, вспомнил, где находится, и осознал, что шум доносится из соседнего дома, а он сам в Лондоне, в полной безопасности.

— Опять эти девицы! Чертовы дуры! — пробормотал он. — В один прекрасный день я все-таки сверну им головы!

С того дня, как он переехал в один из ряда сблокированных домиков в пригородном районе, девушки, живущие по соседству, успели довести его почти что до безумия.

Частые вечеринки с бьющей по голове рок-музыкой перемежались у них громкими воплями — так они разговаривали друг с другом, находясь в разных комнатах. Он стучал нахалкам в стену, ходил выяснять отношения, но абсолютно ничего не добился. В конце концов Ричард пожаловался на них жилищному агенту, который сдал ему домик.

— Одна из них — падчерица домовладельца, — уныло отозвался агент. — Та, которая рыжая.

— Ах, эта! — Ричард вспомнил высокую, худую, удивительно грациозную девушку с танцующей походкой, копной ярко-рыжих волос и зелеными глазами, напомнившими ему прищуренный взгляд разозленной кошки.

Агент понимающе улыбнулся.

— Глаз не оторвать, верно? Впрочем, ее подруга не хуже. У той, второй, потрясающие волосы, длинные и черные как ночь. Они обе модели.

Ричард недоверчиво спросил:

— Вы хотите сказать, что их там только двое? В доме вечно околачивается уйма народу!

Агент снисходительно рассмеялся.

— Вы же знаете нынешнюю молодежь! Гуляют круглые сутки. Я передам ваши жалобы домовладельцу, но гарантировать, что из этого выйдет толк, не могу.

Ричард так и не узнал, как хозяин прореагировал на его претензии к поведению девушек. На следующий день его вместе с телевизионной группой послали освещать ход боевых действий в одной некогда мирной маленькой стране. Они должны были сменить съемочную группу, проработавшую там уже довольно долго и порядком уставшую от созерцания ужасов войны. Ричард понимал, каково им там приходится, сам он не один раз оказывался в горячих точках.

Вернувшись домой после довольно долгого отсутствия, он обнаружил, что в соседнем домике осталась всего одна девушка — рыжеволосая падчерица домовладельца. Каждый раз при встрече она подчеркнуто игнорировала соседа, напуская на себя неприступно-холодный вид.

Очевидно, ей стало известно о его жалобах на нее и подругу, и она этим была откровенно возмущена. Может, ее отчим обвинил во всем брюнетку? И потребовал, чтобы та съехала с квартиры? Ричард почувствовал легкую досаду — брюнетка нравилась ему больше рыжей.

Сразу же, как только он въехал в свой домик, и рабочие еще таскали и расставляли мебель, девушка объявилась у него с сандвичами и кофейником. Рабочие от изумления вытаращили глаза. Когда же девушка ушла, один их них, присвистнув, сказал:

— Ну и счастливчик же вы! Мы бы тоже не отказались от такой соседки. Вы обратили внимание на ее ноги?

Высший класс! Возможно, Ричард и проявил бы интерес к брюнетке, но он только-только расстался с девушкой, с которой встречался более полугода, обнаружив, что во время его зарубежных поездок та отнюдь не хранила ему верность.

— Ты хочешь сказать, что не изменял мне, где бы ты ни находился? — В ее вопросе прозвучало циничное недоумение, и когда он ответил, что да, она ему не поверила. И это стало концом их романа. Представляя Айрин с кем-нибудь другим, Рич каждый раз испытывал боль и ревность. Он и мысли не допускал, что может увлечься кем-то еще до тех пор, пока его сердечная рана не затянулась.

Брюнетка пригласила его на вечеринку на следующий уик-энд, но он был занят и забыл об этом приглашении. Когда они случайно встретились на улице, она мягко упрекнула его. Он извинился, и она, мило улыбнувшись, произнесла:

— Ну хорошо, на этот раз я вас прощаю! Но уж в следующее воскресенье постарайтесь выбраться к нам обязательно.

— Прошу меня простить, но я уезжаю в Южную Америку, — улыбнулся он в ответ, однако улыбка вышла какая-то кривая.

— По заданию телевидения? — спросила девушка, давая понять, что ей известно, кто он, и Ричард насторожился. Его приглашают, потому что он знаменитость, и каждый вечер появляется на телеэкране в вечерней программе новостей? Ему докучала популярность: он репортер, а не развлекающий публику шоумен. Работая в газете, он был избавлен от внимания зевак. Газетные репортеры, как правило, не воспринимаются как конкретные люди из плоти и крови, им не грозит, что их начнет узнавать на улице каждый встречный. Личное отношение к газетчику возникает в том случае, если он в своем репортаже затронул чьи-то интересы и дал повод заиметь на него зуб.

— Да, — с раздражением ответил он. — Кстати, не могли бы вы по вечерам вести себя потише? Мне приходится рано ложиться, а у вас музыка грохочет чуть не до утра. У меня от нее голова раскалывается, честное слово…

Она опять очаровательно улыбнулась.

— Извините. Мы больше не будем!

Но, разумеется, тише не стало. Даже наоборот, казалось, что с тех пор музыка стала еще громче, а девушки перестали приглашать его на свои вечеринки. Если Ричард начинал стучать им в стену, они в ответ назло прибавляли звук. Когда он заявлялся к ним скандалить, рыжая смотрела на него, как на тлю, пожирающую салат у нее на грядке.

  Следующая
дизайн сайта
ARTPIXE
rubooks.org