загрузка...
Оценить
Шрифт

Два полюса любви

1234...44
Страница 1

Верь мне

Мариетта Дарси потушила сигарету и решила удостовериться, что Пер сделает все, как она ему сказала. А удостовериться надо было – тот едва держался на ногах.

– Ты все понял? – спросила она, глядя ему в глаза.

– Мариетта, дорогуша, какие проблемы? Черт, языком еле ворочает. Как-то он доберется до ее номера?

– Ты не забыл, в каком номере она остановилась?

– Нет, конечно! Восемьсот… сорок девять, – с запинкой произнес Пер. – Третий этаж.

– Господи, Пер, как номер восемьсот сорок девять может находиться на третьем этаже! Ты в своем уме?

Тот посмотрел на нее и икнул.

– Расслабься, милочка… Я пошутил! На восьмом этаже! Номер восемьсот сорок девять на восьмом этаже. Я все знаю!

Придурок! Мариетта едва не вцепилась ему в глотку. Боже, с какими типами приходится иметь дело. Но такая уж у нее судьба, иначе ее план не осуществишь.

– Отлично. – Длинными красивыми пальцами она достала еще одну сигарету из пачки, лежавшей на столе, и прикурила от золотой зажигалки. – Ключ от номера у тебя. Первым делом, как войдешь, не забудь запереть дверь изнутри. Ясно? Затем иди в спальню – это из гостиной первая дверь направо. Что делать дальше – не мне тебе объяснять. Раздевайся и ныряй к ней в постельку. Она до смерти будет рада проснуться и увидеть тебя рядом. Усек?

– Да, да, да.

Его уже явно клонило ко сну. Хоть бы он не улегся на ночлег посреди ее спальни!

– Если она начнет сопротивляться, будет посылать тебя ко всем чертям, не обращай внимания. Прошепчи ей на ухо какую-нибудь глупость, ты знаешь, мы, женщины, это любим. Но, ради Бога, умоляю, не забудь запереть за собой дверь! – Мариетта бросила взгляд на часы. – Ну, тебе пора.

– Уже иду.

Пер Лагерфест с трудом поднялся на ноги и нетвердым шагом направился к выходу.

– Пожелай мне удачи! – прошепелявил он, обернувшись у порога.

– Успехов! И не забудь про дверь.

Он подмигнул ей и удалился, что-то напевая себе под нос. Идиот! Мариетта потушила недокуренную сигарету и, кусая губы, подошла к столику с напитками. Удастся ли ее план?

Она налила себе немного виски и залпом выпила. Рука тут же снова потянулась к бутылке, но Мариетта сказала себе: стоп, хватит! Не хватает еще надраться, как Перу! С него-то что взять, в конце концов он мужчина. А ей-то не следует затуманивать себе мозги накануне самой грандиозной операции из тех, что она сумела провернуть.

Пер направился в номер. Бенедикт спит как убитая, Фернандо уже вылетел сюда из Нью-Йорка, так, вроде все… Теперь остается только ждать. Ну ничего, Бене, ты еще узнаешь, как муженек тебя любит!


Он шел по обыкновению легким пружинистым шагом, почти неслышно. Его шаги не отдавались в коридорах «Вестон-отеля» гулом, они скорее напоминали звук, какой бывает, когда кто-то крадется на цыпочках, не желая быть замеченным.

Но Фернандо дель Альморавида не крался, просто он занимался спортом и приобрел легкую, изящную походку, а итальянские ботинки из тонкой мягкой кожи позволяли ходить почти бесшумно. Мало кто в Майербауме носил ботинки на кожаной подошве, но, в конце концов, и аристократов, которые могут похвастаться длиннющей родословной, в данный момент в городе не было. А коли уж ты аристократ, то сам Бог велел тебе передвигаться на лимузине и в самой дорогой обуви, пусть даже на улице льет как из ведра.

Перед дверью восемьсот сорок девятого номера Фернандо остановился, пригладил черные волосы, из-за которых потеряли покой немало представительниц прекрасного пола, поправил шелковый галстук и нажал ручку.

Дверь была заперта.

Странно. Впрочем, вполне естественно, что Бенедикт решила запереться: ведь она в номере одна, мало ли что может случиться. Фернандо переложил букет роскошных роз из правой руки в левую и постучался.

Ответа он не услышал.

Он постучал еще раз. Безрезультатно. Может, она ушла? Но куда – в два часа ночи?

– Могу я вам помочь?

Горничная, знавшая, что перед ней граф, так и норовила сделать именитому постояльцу что-нибудь приятное.

– Да, – ответил тот, – будьте так любезны. Жена забрала ключ с собой, а второго у меня нет.

– Одну минуту, сеньор дель Альморавида, я спрошу у администратора. У него наверняка есть запасной ключ.

– Благодарю вас.

Фернандо обворожительно улыбнулся. Горничная вприпрыжку бросилась к администратору. Через минуту он уже держал в руках обещанный запасной ключ. Горничная, раскланявшись, испарилась, а Фернандо отпер дверь и вошел в номер.

Включив свет в гостиной, он сделал несколько шагов, огляделся вокруг и, не заметив ничего подозрительного, направился в спальню – первая дверь налево. Вероятно, Бенедикт уже спит, поэтому и не слышала стука, решил он. Неожиданно он наткнулся на какую-то тряпку.

Какая все-таки неряха эта горничная! Забыла у них тряпку для уборки. Фернандо наклонился и взял ее в руки. Нет, это не тряпка, это…

Мужские трусы! Он с отвращением бросил их на пол и тут же снова поднял. Трусы! И, разумеется, не его. Дешевенькая поделка из синтетики с надписью: «Сделано в Китае».

Ни секунды не раздумывая, он ворвался в спальню, нащупал выключатель и хлопнул по нему пятерней. Яркий свет залил комнату, и он увидел…

Боже! Эта сцена не привидится и в кошмарном сне. Его жена, с которой они венчались всего три недели назад, приподняла голову, одна лямка ночной рубашки съехала с плеча, ее волосы были растрепаны…

– Фер… нандо, – сказала она странным голосом, будто никак не могла прийти в себя.

– Кого ты привела? – проревел он. – Кто у тебя в постели?

Она смотрела на него непонимающим взглядом. Каково же было ее удивление, когда из-под одеяла показалась чья-то растрепанная светловолосая голова и заспанный мужской голос произнес:

  Следующая
дизайн сайта
ARTPIXE
rubooks.org