загрузка...
Шрифт

Ни поцелуя без любви

Страница 5

Из-за Мортимера Вулфа.

Любовь превратилась в ненависть, и Ифигения Стивенс поклялась самой себе страшной клятвой, что больше никогда в жизни не посмотрит в сторону Морта Вулфа, не произнесет ни единого слова в его присутствии, вообще не войдет в комнату, если там будет находиться Мортимер Вулф.

После Рождества Морт зашел попрощаться с профессором Стивенсом. В Англии скончался дядюшка Морта, оставив тому в наследство старинное поместье, громадный счет в банке и титул, который тогда Фиджи и услышала впервые: Джордж Мортимер Вулф, граф Кентский, герцог Олдершот-и-Беркли.

Это было одиннадцать лет назад.

2

Воспоминания оказались куда более волнующими, чем можно было предположить. Фиджи слонялась по своей крошечной кухне с кружкой кофе в руках и корчила сама себе страшные рожи. Одиннадцать лет! Одиннадцать лет! Она уже почти научилась не вспоминать об этом позоре, об этом проклятом вечере, об этом чертовом Морте Вулфе — и тут такое совпадение!

А ведь хорошо известно, что случайных совпадений не бывает! Все на свете предопределено, и судьба Фиджи Стивенс давным-давно написана в Книге Судеб, или — если придерживаться любимых папой греков — спрядена старухами Мойрами еще при ее, Фиджи, рождении, и, стало быть, там есть и эта дурацкая встреча в ресторане отеля «Мажестик» в девять вечера… Стоп! Какая встреча?! Она никуда не собирается!

Фиджи в тоске заметалась по кухне, расплескивая кофе. За что ей это, боги? Разве может среднестатистическая блондинка вынести такое испытание для мозгов?

С другой стороны, пятнадцать тысяч долларов за возможность побывать в Лас-Вегасе и набраться новых впечатлений… Вообще-то Клер права, хоть и змея: на одних маминых мелодрамах колонку не удержишь. Нынешние дамы любят истории погорячее, с авантюрами и приключениями, с запретными любовными играми, с ароматом порока и флером разврата…

Секретарь Морта Вулфа. А может, не говорить ему, что это она? Может, он уже ее забыл давно, это же не она его опозорила, а он ее…

Фиджи стукнулась коленкой об угол шкафчика и зашипела от боли. Потом решительно вытащила на свет божий запасы спиртного — кофейный ликер и ром — и принялась восстанавливать душевное равновесие.

Пить она не умела и не любила, но сейчас согревающее было необходимо, и потому Фиджи даже не особенно мучилась угрызениями совести. Хлопнув пару рюмочек, она ощутила настоятельную потребность позвонить и спросить совета у друга и коллеги. Таковым являлся Марк Шо, арт-директор их журнала, гей и гений компьютерного дизайна в одном лице.

Раскрасневшаяся и хорошенькая Фиджи набрала знакомый номер и налила себе еще рюмочку ликера — для храбрости.


— Алло! Марк?

— Привет, моя белокурая бестия! Рад слышать.

— Ты сейчас очень занят?

— Совсем не занят, все делает за меня эта шайтан-коробка. Я только тыкаю пальчиком в клавиши. У тебя проблемы, малютка Фиджи?

— Ой, так заметно, да?

— Да нет, просто ты обычно звонишь насчет проблем. Между прочим, это плохо. Надо чаще встречаться.

— Марк, ты прав, а я скотина, но сейчас у меня и в самом деле проблемы. Дело в том, что мне предложили работу за сумасшедшие деньги, а я не могу на нее согласиться…

— Стриптиз? Нелегальный провоз оружия в страны третьего мира? Измена родине?

— Нет, но…

— Остальное не так страшно. Рассказывай. Ты собралась удрать из глянца?

— Нет, что ты. Мне все очень нравится. Просто… кое-кто сказал, что мне не помешало бы набрать новых впечатлений и нового материала для моей колонки. Мол, у меня все чересчур тихо, мирно и прилично.

— В принципе этот кое-кто прав. Нет, ты очень мило пишешь и все такое, но… мы ведь ориентируемся на рейтинги, на мнение читателей, проводим мониторинг и всякое такое. Нынешние бабы любят погорячее, это правда.

— Марк, а вот если бы я поехала в Вегас…

— В Вегасе можно набраться абсолютно любых впечатлений абсолютно на все случаи жизни. Кстати, там есть шикарное заведение, я бы на месте боссов посылал наших литераторов туда на стажировку. Представь, там есть такой отель, где исполняются все твои самые смелые мечты. Разумеется всё анонимно, но при этом — действительно ВСЕ. Называется «Сад Наслаждений»…

Фиджи не свалилась со стула только потому, что давно уже сидела на полу. Торопливо схватив бутылку, она наполнила рюмку и залпом опрокинула ее, после чего сипло выдохнула:

— Так не бывает…

Марк смысла реплики не уловил и продолжил разливаться соловьем.

— Бывает, бывает. Разумеется, ханжа скажет, что это больше смахивает на подпольный бордель для богатых, но лично я считаю, что такие заведения необходимы. У всякого человека есть темная сторона его натуры. Попробуй всю жизнь давить свои инстинкты — получишь водородную бомбу с маниакальными наклонностями. Фиджи, если бы ты попала в этот рай, то поняла бы, что я прав. Кроме того, тебе это вообще полезно для здоровья…

— Это почему это?

— Ну… ты извини, если я вторгаюсь на запретные территории, но… когда у тебя в последний раз был хороший секс?

— Марк, знаешь что…

— Лапочка, ты же понимаешь, мне ты можешь сказать все. Я — подружка. Я лучше чем подружка. И я вовсе не хочу тебя уесть, но… твои романы — это же кошмар! Этот Фишберн — рыба в обмороке. Прайс — маменькин сынок. Эшли Робинсон — хронический неудачник. Будь ты сильной и волевой амазонкой, я бы сказал, что в тебе говорит материнский инстинкт и желание оберегать крошку-любимого от тягот этой жизни, но ведь ты не такая, Фиджи! Ты — женщина в первоначальном, исконном значении этого слова. Нежная, покорная, прелестная, лукавая, любящая. В тебе нет ни грамма диктата — так почему же ты выбираешь этих недомерков? А еще страшнее то, что при твоем незлобивом характере эти недомерки запросто сядут тебе на шею и начнут командовать, воображая себя настоящими самцами…

  ПредыдущаяСледующая
дизайн сайта
ARTPIXE
rubooks.org