загрузка...
Шрифт

Наваждение

1234...45
Страница 1

Пролог

— Как ты могла сделать такую ошибку! — Эвелин поставила размашистую подпись под исправленным документом. — Я не должна тратить время на подобные пустяки! — раздраженно произнесла начальница и взглянула на секретаршу.

Миловидная пухленькая Дора изумленно смотрела на разгневанную Эвелин, не зная, как реагировать, поскольку такую несдержанность наблюдала впервые. Она работала в рекламном агентстве Эвелин Флауэр уже около года, но ни разу не получала выговор в подобной форме. Спокойная и приветливая хозяйка всегда отличалась завидной выдержкой даже в моменты авралов. А чтобы вспылить из-за пустяка!..

— Извини, Дора. У меня сегодня голова идет кругом. Столько дел! — не глядя на обиженную девушку сказала Эвелин, и та поспешно ретировалась.

Да, денек выдался непростой. Но, если быть честной перед самой собой, она приложила к этому немало стараний. Ту кипу бумаг, которую перепахала бедная Дора, можно было не торопясь обработать за неделю. Еще бы несчастная девушка не запуталась! Такая исполнительная и аккуратная секретарша — настоящий клад, если учесть специфику работы в рекламном агентстве. В понедельник надо пригласить Дору на ланч и загладить неприятное недоразумение.

Эвелин встала из-за стола и подошла к окну. Раньше она не позволяла себе переносить личные неприятности на служебную почву. Похоже, вчерашний звонок выбил ее из колеи. Как только она увидела окаменевшее лицо своей младшей сестры, отвечающей абоненту односложными фразами, Эвелин поняла, что герой-любовник вновь рвется на сцену.

Черт бы побрал этого негодяя! Неужели он не оставит Дженнифер в покое? Ведь она еще совсем юная, и потому такая доверчивая и наивная. Немудрено, что она попалась на удочку этого смазливого ловеласа, который заморочил девчонке голову планами о головокружительной актерской карьере и россказнями о своих мифических талантах.

Когда полгода назад Дженнифер впервые упомянула имя этого будущего Марлона Брандо, Эвелин сразу насторожил восторженный тон сестры. И все три месяца, пока длился этот роман, Дженни с придыханием, захлебываясь от переполнявшего ее сердечка счастья, делилась с сестрой подробностями. А Эвелин только и оставалось напоминать сестренке о занятиях и просить не запускать учебу в колледже. Однажды Дженнифер даже позволила себе съязвить, что иногда не может понять, с кем разговаривает по телефону — с сестрой или с бабушкой Кларой, которой недавно стукнуло семьдесят пять.

После вчерашнего разговора Дженнифер заперлась в своей комнате и вернулась в гостиную лишь поздно вечером, когда Эвелин уже измучила себя догадками и мрачными картинами будущего. Ведь через неделю Дженни возвращается в Чикаго, где ей не от кого ждать поддержки и совета. Но сестра выглядела спокойной. Глаза ее были сухими и блестели злыми искорками, так не свойственными этой доброй малышке.

— Он просит меня выступить свидетельницей на своем бракоразводном процессе, — стараясь говорить бесстрастно, произнесла Дженнифер.

— Свидетельницей чего? Его распутства и лживости? — возмутилась Эвелин.

— Прошу тебя, не начинай все сначала. Я сама виновата. Только последняя дура могла поверить во все эти сказки! — У девушки на глаза навернулись слезы.

— Не смей себя винить! Этот человек старше тебя на восемь лет! Он отпетый негодяй, к тому же альфонс, если позволяет себе проматывать на любовниц деньги жены! — Эвелин осеклась, заметив, как вздрогнула, словно от пощечины, Дженнифер при слове «любовница». — К тебе эта грязь не имеет никакого отношения. Ты бы не подошла к нему и близко, зная хоть десятую долю правды об этом ничтожестве. — Эвелин обняла сестру за плечи. — Успокойся, дорогая, все уже позади. Надеюсь, ты отказала ему в этой абсурдной просьбе?

— Разумеется, отказала. — Дженнифер тяжело вздохнула и поднялась с кресла. — Извини, что создаю тебе столько хлопот, — устало произнесла она.

Всю ночь Эвелин не сомкнула глаз, вновь переживая кошмар, случившийся три месяца назад. Дженнифер всегда была излишне эмоциональна и впечатлительна, но что ей придут в голову мысли о самоубийстве, невозможно было даже допустить. Слава Богу, Дженни, движимая первым порывом, примчалась домой, к сестре. Останься она в Чикаго… Нет, об этом нельзя даже думать…

Эвелин решительно тряхнула головой, отгоняя мрачные мысли. Жизнь продолжается. Нельзя поддаваться унынию. Тем более что младшей сестренке нужна поддержка, а не занудные нотации усталого синего чулка. В конце концов, они же сестры Флауэр и, как любила повторять мама, рождены быть самыми красивыми цветами в самом прекрасном цветнике.

1

Прежде чем ехать домой, Эвелин решила взбодриться и выпить чашечку кофе в баре «У Моргана» недалеко от здания суда. Она навела порядок на столе и предложила Доре составить ей компанию. Девушка бросила на начальницу укоризненный взгляд и вежливо отказалась, сославшись на свидание.

Выйдя из офиса, Эвелин села за руль припаркованного неподалеку серебристо-серого «форда» и нажала на педаль газа. Улицы небольшого городка Уилметт штата Иллинойс в этот час выглядели оживленными, поскольку рабочая неделя заканчивалась и люди спешили по домам.

Подъехав к бару, Эвелин поняла, что сделала неправильный выбор. Дубовые двери здания суда вернули ее к мрачным мыслям. Но улыбчивый седовласый Морган, сидящий на своем излюбленном месте у входа в бар, приветливо помахал Эвелин, и ей стало неловко развернуться и уехать на глазах у старика.

  Следующая
дизайн сайта
ARTPIXE
rubooks.org