загрузка...
Оценить
Шрифт

Любовь и измена

Страница 18

Алекс кивнул. И они неторопливо побрели к отелю.

* * *

Оставшиеся до конца двухнедельного срока дни Алекс Парагон провел в деловых встречах. Он успел побывать с инспекцией в отделениях в Юго-Восточной Азии и Южной Америке.

Но точно в назначенный день он позвонил Долорес и сообщил, что твердо намерен стать для Марибель настоящим отцом.

— Только не говори ей обо мне, пожалуйста, — поспешно добавил Алекс. — Я хотел бы сделать это сам.

— Почему? — резко спросила Долорес. — Не доверяешь мне?

Гмм… хороший вопрос. Но Алекс уклонился от прямого ответа.

— Думаю, стоит сначала выяснить, что она думает обо всем этом. Иначе нет смысла планировать будущее. Ты абсолютна права: ей не год и не два. Уверен, что у нее есть собственное мнение по самым разным вопросам, особенно по таким важным. Мне кажется, лучше всего будет, если я встречусь с ней на стадионе, где у нас может найтись хоть что-то общее.

— Думаю, мне стоит предупредить ее…

— О, Лола! — воскликнул Алекс. — За кого ты меня принимаешь? Я не собираюсь похищать ее!

— Позволь мне самой принимать решения. Я, слава Богу, привыкла к этому давным-давно. И делаю это довольно успешно, между прочим.

— Не сомневаюсь, — холодно ответил Алекс. — Только разреши добавить, Долорес. Я собираюсь кое-что привнести в жизнь Марибель. Привнести, а не отнять. Это ясно? Или ты не доверяешь мне?

На другом конце телефонного провода раздался грустный смешок.

— А ты ждал чего-то иного, Лехандро Парагон?

— Я свяжусь с тобой в ближайшее время, — заявил он и швырнул трубку, не дожидаясь ответа.

6

Алекс не хотел, чтобы она раньше времени знала о его возвращении на Канары. Ему было необходимо как можно скорее добраться до Пескадеро и встретиться с дочерью. Он и так слишком долго ждал.

Но было ли это правдой, полной правдой? Марибель ли он хотел застать врасплох или Долорес, ту самую женщину, что одиннадцать лет назад отвергла его, отказавшись даже объяснить причины?

Алекс тяжело вздохнул, вспомнив, как держал ее в объятиях на пляже, как целовал, как страстно она отвечала. Потом на ум пришел откровенный разговор с отцом в Париже и высказанная тем уверенность, что сын поступит наилучшим образом.

Итак, что же все-таки привело его обратно?

Перед глазами снова предстала Долорес, ее сверкающие гневом глаза. И тут же он словно услышал ее утомленный смешок и слова: «Ты ждал чего-то иного?..».

Нет, ничего он не ждал! И сегодня возвращается, чтобы познакомиться с дочерью, больше ни за чем.

С этой мыслью Алекс вывел из порта все тот же катер, хозяин которого встретил его с распростертыми объятиями. Скоро он уже поднимался по берегу. Куда же ему направиться? К дому Долорес? К школе?

Не придя ни к какому определенному решению, Алекс брел по улице, время от времени кивая прохожим, но почти не узнавая их. Внезапно его внимание привлекла одинокая фигурка, движущаяся ему навстречу. Сердце заколотилось в груди с такой силой, что стало трудно дышать.

Марибель! Она полушла-полубежала, иногда подпрыгивая в такт какому-то внутреннему ритму.

Ни о чем не думая, он подошел к ней и произнес:

— Привет! Ты к стадиону? Мне туда же, могу я пойти с тобой?

Она оглядела его огромными карими, как у него, глазищами и ответила:

— Пожалуйста. Только вы идете в другую сторону. — Потом еще раз посмотрела внимательнее и заявила: — Я вас видела как-то на стадионе. Мы тогда в волейбол играли.

— Верно. — Он не знал, как приступить к делу, и брякнул прямо: — Я Алекс Парагон. Жил здесь когда-то давно. Учился в той же школе, что и ты. Участвовал в велогонках.

— Знаю, — коротко ответила девочка.

— Знаешь?!

— Угу. В школьном музее хранятся фотографии со всех соревнований, где участвовали наши ребята. Там и ваша есть. Вы на ней с кубком.

— О!.. — Он не знал, что еще сказать.

— А зачем вы вернулись?

— Я уехал с Пескадеро одиннадцать лет назад, — старательно выбирая слова, произнес он. — Решил, что пришло время повидать родину.

— Нет, — перебила она и остановилась. — Я имею в виду, сегодня.

— У меня… осталось здесь незавершенное дело.

Марибель окинула его подозрительным, почти враждебным взглядом.

— В прошлом году, когда мы ездили на соревнования в Санта-Крус-де-Тенерифе, я пошла в центральную библиотеку и попросила показать мне разные американские журналы.

— Зачем? — спросил Алекс, чувствуя, как внутри все натянулось от напряжения.

Марибель пожала плечами.

— Чтобы прочитать о вас. Я нашла несколько статей. Вы там открывали какую-то выставку, не помню где, в Австралии, кажется. Там еще была ваша фотография с красивой женщиной… И потом еще на концерте…

— Мне было необходимо уехать тогда, — немного несвязно ответил Алекс. — Расширить свои горизонты.

— С горизонтом на Пескадеро все в полном порядке, — заявила Марибель.

— Да. Просто мне здесь было тесно.

— А я с удовольствием вернулась домой после тех соревнований, — вызывающе произнесла она. — Вы сейчас выступаете на треке?

— Нет.

— Почему?

— Нет времени. Дел слишком много. Но когда наблюдал за твоей тренировкой, то начал жалеть об этом.

— Мне говорили, что вы с мамой были друзьями.

— Верно, — ровно ответил Алекс. — Твоя мама — изумительная женщина… Марибель, мне необходимо поговорить с тобой. Что, если я подожду тебя после окончания тренировки?

— А почему не сейчас? — Ее голос внезапно стал напряженным.

Да, сейчас или никогда, решил Алекс, глядя в карие глаза.

  ПредыдущаяСледующая
дизайн сайта
ARTPIXE
rubooks.org