загрузка...
Шрифт

Пока дышу, я твой

1234...45
Страница 1

1

Ночью Соренза не могла уснуть, вспоминая эти красивые серо-зеленые глаза. И сейчас, сидя в глубоком кожаном кресле за рабочим столом, она яростно сопротивлялась желанию закрыть глаза и унестись далеко-далеко от всех этих бумаг, отчетов и телефонных звонков.

— Мисс Фэнтон? — Голос секретарши вернул ее к реальности. — Пришел мистер Доуэлл. У вас с ним назначена встреча на десять часов.

Опять этот Доуэлл. Соренза познакомилась с ним на вечеринке несколько дней назад. И он, видимо, не собирался оставлять ее в покое.

Она посмотрела на золотые наручные часики. Почти десять. Набрала в легкие побольше воздуха и решительно сказала:

— Попросите мистера Доуэлла немного подождать, Мэри.

— Хорошо, мисс Фэнтон.

Соренза откинулась на спинку кресла, и ее сердце бешено заколотилось. В конце концов, это глупо. Что с ней происходит? С тех пор как она, точнее ее секретарша, договорилась с ним о встрече, молодая женщина чувствовала себя словно кошка на раскаленной крыше.

Надо было настоять на том, чтобы Доуэлл переговорил с кем-то из руководства фирмы. Но его секретарша сообщила, что мистер Доуэлл ни с кем другим говорить не намерен. Ему рекомендовали именно мисс Фэнтон, а он привык доверять рекомендациям.

И только теперь, когда Доуэлл пришел сюда, она со всей ясностью осознала, что предстоящая встреча с этим человеком пугает ее, а ожидание разговора томит душу.

Соренза подошла к окну из зеркального стекла и посмотрела вниз, на оживленные улицы и людей, похожих сверху на копошащихся муравьев. Молодая женщина нахмурилась, и две безупречно ровные дуги бровей будто сломались посередине.

Она вспомнила вечеринку в доме Томми, когда впервые поймала на себе пристальный взгляд серо-зеленых глаз, которые, сузившись до двух сверкающих щелок, казалось, пронзали ее насквозь. Чарлз не отходил от нее ни на шаг, но стоило ему отвернуться, тут-то Соренза и увидела эти глаза, которые поразили ее до глубины души и подарили ей такое удивительное чувство свободы, что она едва не задохнулась от неожиданного и очень приятного ощущения счастья.

— Что с тобой? Ты кажешься взволнованной, — заметил Чарлз.

— Все хорошо, не беспокойся. Это я должна спросить, как ты себя чувствуешь. — И она заставила себя улыбнуться.

Чарлз был старинным университетским приятелем Сорензы. Несколько месяцев назад он развелся и все еще пребывал в подавленном настроении.

В тот день ей впервые удалось уговорить его покинуть свое отныне холостяцкое жилище после того, как Элизабет ушла к любовнику, забрав с собой двоих детей. И в такси по дороге к Томми беднягу сильно лихорадило.

— Я в порядке, — сказал Чарлз с улыбкой, которая больше походила на гримасу. — Просто я никогда не умел быть душой компании, ты же знаешь. Ею всегда считалась Элизабет.

На самом деле Элизабет считалась душой исключительно мужской компании и, будучи от природы неплохой актрисой, умело пускала в ход свои чары, чтобы заполучить очередную жертву. К представительницам же своего пола она относилась с глубокой неприязнью и отчуждением, и они отвечали ей взаимностью. Как бы там ни было, подумала Соренза, сейчас не время напоминать Чарлзу об этом.

— Брось, — возразила она, — ты всегда был заводилой. Просто в последнее время ты немного утратил неуверенность в себе. — Соренза знала, что это слишком мягко сказано, но продолжила назидательным тоном: — Так, сейчас ты широко улыбаешься, поддерживаешь разговор и пьешь один из великолепнейших коктейлей Томми. Затем будет роскошный обед. Как я слышала, чтобы его приготовить, Томми выписал шеф-повара из «Старз» и, кажется, заплатил за это кругленькую сумму.

— Правда? — искренне удивился Чарлз.

Бухгалтер по профессии, он, как никто другой, знал цену деньгам, а Соренза в свою очередь, как никто другой, умела отвлечь его от грустных мыслей.

— И сколько же составляет эта кругленькая сумма?

— Спроси у Дейзи, она наверняка в курсе.

Соренза повела Чарлза через гостиную к их общей знакомой, обладающей незаурядной способностью выведывать, а потом делать всеобщим достоянием чужие тайны и секреты. Смешавшись с окружившей Дейзи группкой любопытных, молодая женщина не без интереса стала прислушиваться к разговору, когда совершенно неожиданно за ее спиной раздался мягкий приглушенный голос:

— Соренза… Необычное имя. Кажется, французское?

Она обернулась. Перед ней стоял высокий мужчина в смокинге, сидящем на нем столь безупречно, словно его сшили, чтобы специально подчеркнуть каждый мускул натренированного крепкого тела. Соренза как завороженная любовалась резкими, но красивыми чертами лица незнакомца. Короткие темные волосы и пушистые черные ресницы оттеняли глаза необыкновенного серо-зеленого цвета. Но больше всего в этом человеке притягивало и одновременно пугало всепоглощающее ощущение мужественности, которую он излучал.

Опомнившись, Соренза вздернула подбородок и, призвав на помощь всю свою храбрость, ответила как можно безразличнее:

— Моя прабабушка была родом из Франции, и меня назвали в ее честь.

— Тогда ясно, откуда у вас эта изысканная элегантность.

Какой льстец! Соренза всегда с осторожностью относилась к красавцам, которые считают себя настоящим подарком для слабого пола. Только когда ласковая улыбка на лице мужчины сменилась выражением холодной учтивости, она поняла, что он прочитал по лицу ее мысли.

— Прошу прощения, что оторвал вас от столь увлекательной беседы, — произнес он сдержанным тоном и отошел, оставив в ее душе чувство вины и стыда. А Соренза ненавидела это ощущение.

  Следующая
дизайн сайта
ARTPIXE
rubooks.org