загрузка...
Оценить
Шрифт

Золотой бутон

1234...45
Страница 1

Фейт открыла глаза и, улыбнувшись, лениво потянулась. Сегодня суббота, можно еще поваляться в постели. Как хорошо, когда не надо никуда торопиться!

Сейчас приму душ, потом мы с Льюком позавтракаем и отправимся по магазинам – надо сделать запасы на следующую неделю. А потом…

Что будет потом, Фейт не успела придумать, привлеченная каким-то странным шумом, доносящимся из соседней комнаты. Поскольку Льюка в кровати не было, Фейт предположила, что именно он и возится в соседней комнате. Но что он там делает?

Она нехотя покинула уютную постель и вышла из спальни. Представшая ее взору картина удивила Фейт: Льюк лихорадочно, кое-как швырял свои вещи в два объемистых чемодана.

– Доброе утро, милый! – поздоровалась Фейт. – А что это ты делаешь?

Услышав ее голос, Льюк воровато оглянулся, и вид у него при этом был такой, словно его застигли на месте преступления. Однако Фейт ничего не заметила и продолжала допытываться:

– Уезжаешь в командировку? Но тогда зачем так много вещей? Почему ты не предупредил меня вчера, я помогла бы тебе собраться. – Поскольку Льюк молчал, Фейт предположила: А, наверное, позвонили только сейчас? Но я не слышала звонка…

Льюк выпрямился и оставил возню с чемоданами.

– Фейт, сядь, пожалуйста. Мне нужно тебе кое-что сказать.

Почувствовав недоброе, молодая женщина на негнущихся ногах подошла к креслу и буквально рухнула в него.

– Видишь ли, – начал Льюк, собравшись с духом, – я ухожу от тебя. Насовсем.

– Насовсем? – переспросила потрясенная Фейт. – Но, Бога ради, почему?!

– Я полюбил другую, – едва слышно признался Льюк, избегая смотреть в глаза женщине, с которой прожил пять лет. – Она замечательная, умная, красивая, у нее великолепные белокурые волосы… – Он умолк, спохватившись, что Фейт не интересуют такие подробности, а потом сказал самое главное, то, что, по его мнению, оправдывало столь неблаговидный поступок:

– Моя подруга беременна, мы решили пожениться, свадьба назначена на тридцать первое декабря.

Поначалу Фейт отказалась верить собственным ушам. Потом на смену недоверию пришло осознание неприятного факта, сменившееся ошеломлением, а затем тупой ноющей болью.

Льюк что-то сбивчиво говорил об ответственности, об обязательствах, о мужском благородстве и о правах ребенка, о незавидной участи «воскресного» папы, но Фейт уже не интересовали его виноватые объяснения. Не дослушав, она встала и побрела в спальню, где забралась в постель и с головой укрылась одеялом.

Господи, как хочется умереть!

...

«Думаете, возлюбленный собирается с вами расстаться? Проверьте свои подозрения: пять признаков приближающегося разрыва».

Заголовок на яркой глянцевой обложке любимого иллюстрированного журнала вызвал у Фейт легкую тошноту. Это был последний, декабрьский номер, он вышел только сегодня, и, какие бы советы там ни содержались, все они безнадежно опоздали. Жаль, что статья не появилась месяц назад. Тогда Фейт, возможно, распознала бы, что происходит с Льюком, и хоть в какой-то степени приготовилась к удару, обрушившемуся на нее в эту субботу.

Впрочем, вряд ли. В чем бы ни заключались эти пять признаков, Фейт никогда не додумалась бы примерить их на свои отношения с Льюком. Вместе они жили уже пять лет, и, хотя никто из них не настаивал на необходимости узаконить отношения – «люди, свободные духом, не должны надевать на себя кандалы», любил повторять Льюк, – ощущение стабильности давно уже стало для Фейт привычным, сделало ее совершенно слепой к тому, что происходило на самом деле.

Свободные духом! Фейт скрежетнула зубами. Вся пресловутая духовная свобода Льюка нисколько не помешала ему очертя голову броситься в омут брака с другой. Возникшая из откуда-то блондинка защелкнула на нем кандалы, именованные Гименеем, прямо-таки с оскорбительной легкостью. В результате Фейт осталась действительно свободной, хотя едва ли это можно назвать свободой духа.

А в довершение ко всему статья – в ее нынешнем положении воспринимавшаяся как утонченное издевательство. С другой стороны, ей, возможно, следует выучить эти пять признаков наизусть или даже, выписав большими буквами, повесить над кроватью и каждый вечер повторять перед сном, чтобы в следующий раз вести себя умнее. Если, конечно, этот следующий раз когда-нибудь будет.

Для женщины двадцати восьми лет от роду рынок незанятых мужчин удивительно беден, во всяком случае – мужчин, достойных внимания. Вздохнув, Фейт расплатилась с киоскером, сунула журнал в сумочку и побрела к зданию, где располагалась ее фирма.

Погруженная в невеселые мысли, она не замечала ничего вокруг. Брошена ради блондинки. Красивой, хитроумной и слегка беременной блондинки.

Беременной совсем чуть-чуть, но этого оказалось вполне достаточно. Фейт возмущенно фыркнула. Никто в наши дни не беременеет случайно. Во всяком случае – в тридцать два года. Фейт нисколько не сомневалась, что случившееся – результат тщательно продуманного плана с целью заполучить Льюка во что бы то ни стало. И сработало! Уже дату свадьбы назначили. Ровно через месяц. В канун Нового года.

С Новым годом! – мысленно поздравила себя Фейт и с горечью подумала, что ей-то его встречать придется в полном одиночестве. И, надо думать, не только этот Новый год…

В тридцать два она, возможно, тоже отчается настолько, что без зазрения совести уведет чужого мужчину. Во всяком случае, если он будет не против, как, судя по всему, не против был Льюк… Хотя с другой стороны… Как можно довериться мужчине, способному обмануть женщину, с которой живет? Размышляя, Фейт наморщила носик. Нет уж, лучше оставаться одной, решила она.

  Следующая
дизайн сайта
ARTPIXE
rubooks.org