загрузка...
Шрифт

Вся ночь — полет

Страница 29
Оглавление

— Паяц! — бросил Ален. — Он рассчитывает, что я и дальше стану оплачивать его развлечения. — Он вздохнул. — Да, но он прав в одном. Хотел бы я узнать, кто на самом деле лишил меня самой лучшей птицы.

— Говорю тебе, сокол, — настаивала Синди.

— Но у этого сокола наверняка есть хозяин.

— Конечно, — согласилась Синди. — Охранник что-то говорил о машине…

— Он запомнил номер?

— Нет, он слышал шум мотора.

— Жаль, я не могу этим заняться сам. Я завтра улетаю в Нью-Йорк. Новые сертификаты меня скоро достанут… — Ален почувствовал, как зубы стиснулись сами собой.

— Ты о правилах на ввоз куриного мяса?

— Восточные европейцы сами не знают, чего хотят. Иногда мне кажется, что дешевле будет, как прежде, выбрасывать окорочка, а не выполнять их условия от первой и до последней буквы.

— Ты ведь покрываешь все затраты и получаешь прибыль от продажи одних грудок, — усмехнулась Синди. — Поэтому…

— Но тогда вы, мои работники, не будете купаться в роскоши, как сейчас. Бонус, который я вам даю вдобавок к зарплате, усохнет, причем весьма заметно.

— Спасибо, Ален, — нарочито проникновенным голосом сказала Синди. — Ты наш кормилец… Но я…

— Ты на самом деле хочешь открыть свое дело? С этими собачьими ароматами?

— Не с собачьими ароматами, — поправила его Синди, — а с духами для собак. Я хочу… я, между прочим, уже почти дилер французской фирмы здесь, в Калифорнии.

Ален поморщился. Потом усмехнулся.

— Почти, гм… звучит многообещающе. Я всегда видел, что ты ветеринар от рождения. Даже когда мы с тобой забавлялись вон в том лесочке после уроков.

— А я всегда видела в тебе обыкновенного петуха. — Синди повернулась и пошла по гравиевой дорожке к офису.

Глава пятнадцатая
Сладкий запах победы

— Теперь ты понимаешь, что меня волнует? — Шейла пододвинула гостье блюдо с салатом. — Попробуй-ка вот этот. Мое последнее увлечение — салаты.

— И что в нем? — Норма сосредоточенно смотрела, как салатной ложкой Шейла кладет ей на тарелку порцию.

— О, здесь нежнейший сырой тунец, семга, помидоры, авокадо и…

— …Соус йогурт, — закончила за нее Норма. — Я уже догадалась.

Шейла кивнула.

— Верно. Ну как?

— Превосходно.

— А теперь вот это. — Шейла подцепила ложкой содержимое другой тарелки. — Цуккини, запеченные с миндалем и черносливом.

Норма покачала головой.

— Откуда такие изыски? Ты своих соколов кормишь вот так же?

— Нет, гораздо интереснее. Перед тем, как отправиться на сегодняшние полеты, я угостила Сокола Эдвина крапивой и иссопом.

— Звучит заманчиво. Если бы я была строгой вегетарианкой, я бы попросила…

— Ты перестала быть строгой?

— Да, с тех пор, как поняла, что стану совсем лысой.

— То есть? — удивилась Шейла.

— Очень просто. Я села на грейпфрутовую диету на две недели, и очень скоро мои роскошные волосы начали оставаться на расческе. — Она скривилась. — Я не могла понять, в чем дело, но потом доктор объяснил: недостаток протеинов.

— Тебе не хватало животного белка, понимаю. Я много узнала нового, изучая кормление птиц. Если не хватает белка, то клюв становится мягким, и тогда… Ох, Норма, что-то мне не спокойно после сегодняшнего успеха моего Сокола Эдвина.

— Расскажи.

Норма подняла бокал с итальянским белым вином — шардоне 1999 года и откинулась на спинку плетеного ивового стула. Женщины сидели в беседке, увитой смесью дикого винограда и хмеля.

— Какое оригинальное сочетание, — заметила Норма, кивком указав на шишечки хмеля рядом с зелеными пока еще гроздьями. — Мне нравится и это. — Она указала на цветок хмеля, который улегся на пятипалый лист винограда, как на ладонь.

Шейла согласилась и принялась рассказывать о том, какого петушка добыл Сокол Эдвин.

— Что ж, ты должна его похвалить, — сказала Норма.

— Я так и сделала. Но… Я не знаю, чей петушок и что у него за хозяин.

— Полагаю, тебе не стоит думать об этом. — Норма отпила глоток вина.

— Пустить на самотек?

— Вот именно.

— А если…

— Тогда и станешь об этом думать.

— Как приятно получить подтверждение собственным тайным желаниям. — Шейла засмеялась, отпивая из бокала глоток свежевыжатого морковного сока. — Так что же, теперь твои волосы в полном порядке?

— Я думаю, — кивнула Норма. — Доктор научил меня, как можно проверить.

— Как? Говори! — Шейла провела рукой по своим густым волосам. Сейчас они спускались до плеч, обтянутых желтым топиком из тонкого хлопка.

— А вот как. — Норма схватила прядь волос и сильно дернула. — Если у тебя в руке осталось не больше шести волосков, то все в порядке. Ты не облысеешь, сказал мне доктор.

— А если семь?

— Тогда готовься к долгой и упорной борьбе за свою шевелюру.

— Но твои, как я вижу, держатся крепко. Ты не выдернула ни одного!

— Чтобы они держались еще крепче, я не стану отказываться от горячего, — засмеялась Норма. — Что у тебя приготовлено? Уж не тот ли самый петушок?

— Н-ет, — простонала Шейла. — Тот петушок избавил меня от необходимости готовить ужин Соколу Эдвину.

— Вот видишь, положительные эмоции без конца, — заметила Норма.

— Ты думаешь, у меня на ранчо водятся только соколы? Не-ет. Наш Питер завел уток.

— Ты участница утиного праздника? — Лицо Нормы стало серьезным, как будто она ожидала ответа от Шейлы. — Скажи мне честно и без утайки.

— Утиный праздник? — повторила Шейла, как-то сразу подобравшись от серьезного тона Нормы. — А… я не знаю ничего о нем.

  ПредыдущаяСледующая
дизайн сайта
ARTPIXE
rubooks.org