загрузка...
Оценить
Шрифт

Жили-были двое

Страница 45

Мы будем Вам очень признательны, если Вы оцените данную книгу или оставите свой отзыв на странице комментариев.


— Он знал, что отец я?

— Да. Я все ему рассказала.

— Тогда все понятно. — Дуглас задумчиво закусил губу.

— Что понятно?

— Я вернулся в Элсуэрт, как только закончились вводные лекции в аспирантуре.

— Ты приезжал еще раз?

— Да. У меня было несколько свободных дней до занятий. Я снова зашел к твоей матери, и на сей раз она сказала, где тебя можно найти. Сначала я даже не поверил в это. Но она дала мне адрес, и я очутился в квартире над магазином.

Флоренс посмотрела недоверчиво.

— Да, именно так. Отправила меня к тебе на квартиру. Вернее, в квартиру, которая должна была стать твоей через пару недель. Там действительно кто-то был… не ты, а Остин. Он белил потолок. — Дуглас помолчал, и взгляд стал печальным. — Я представился, а он посмотрел на меня как-то странно, но тогда я, конечно, не понял его взгляда. Наверное, ты рассказала, какая я сволочь.

Флоренс не стала отрицать.

— Я спросил, где ты, но он ответил как-то неопределенно, что ты ушла и неизвестно, когда вернешься. Потом сказал, что ремонтирует эту квартиру для тебя и огорошил меня новостью, что вы собираетесь пожениться. Сначала я не поверил, но он провел меня в квартиру и показал твои вещи, которые там были.

Все поплыло у Флоренс перед глазами. Дуглас когда-то был в ее квартире!

— Представляешь, что я почувствовал, увидев твою одежду? — продолжал он печально. — Твой голубой свитер, который так нравился мне, лежал на кровати…

Флоренс дотронулась до его руки, успокаивая, но он отвернулся.

— Я почувствовал себя полным дураком. И не стал говорить ничего: ни о тебе, ни о нашем лете, ни о наших планах. Ничего. Просто стоял, убитый, а сердце обливалось кровью…

— Пожалуйста, не сердись на Остина, он не виноват…

Дуглас уронил голову на грудь и качнулся из стороны в сторону.

— Я сказал тогда, что, по-моему, вы спешите со свадьбой. Он ответил, что я ошибаюсь. Вы знаете друг друга с четвертого класса, и ты уже давно собиралась за него замуж. — Голос звучал грустно и задумчиво. — Он, наверное, очень любил тебя, Фло, если так защищал, зная, что я отец ребенка, которого он собирался воспитывать. Я еще сказал, что вы слишком молоды, чтобы жениться. Это было ошибкой. Он словно ждал этих слов и ответил, что возраст тут ни при чем, что люди и постарше делают серьезные ошибки. Я подумал, что ты рассказала ему обо мне и Долли, что он смеется надо мной, и обиделся.

— Нет, он не смеялся.

— Я совсем расстроился, пожелал вам счастья и ушел. И больше не возвращался. Понял, что все кончено. Тем временем Коуссоны начали рассылать приглашения на свадьбу, и я пошел у них на поводу. Долли нужен муж, и, в конце концов, я даже стал допускать мысль, что переспал с ней тогда. Уже не был уверен ни в чем, мне стало все равно… — Он умолк.

Флоренс увидела, как вдруг посуровело его лицо.

— Но, конечно, я не спал с ней. Когда выяснилось, что она притворялась, я заставил ее все рассказать. Она устроила все это специально. Дала мне не аспирин, а сильное снотворное, которое принимала ее мать. Десять миллиграммов этой дряни вдобавок к алкоголю, и человек отрубается полностью.

— О господи! Ведь она могла просто отравить тебя!

Они надолго замолчали. Наконец Флоренс подняла глаза и тихонько улыбнулась.

— Знаешь, на кого мы похожи?

— На кого?

— На Ромео и Джульетту. На пылких влюбленных, расставшихся в самый трудный момент. — Дуглас кивнул. — И нас тоже окружают люди, которые, желая добра, только вредят.

Но он в ответ покачал головой.

— В нашем случае никто из окружающих не хотел нам добра. Все были заняты своими мелкими проблемами, а вред, нанесенный ими, непоправим.

Слабая улыбка погасла на устах Фло. Может быть, и правда уже ничего нельзя поправить? Вдруг она сообразила, что он постоянно говорит о том, как любил ее раньше, и ни разу не сказал, что любит до сих пор. Они смогли наконец объясниться, простить друг друга, до мелочей выяснить случившееся, но факт оставался фактом: он любил ее искренне, страстно, возвышенно, но эта любовь уже в прошлом.

16

— Может быть, пойдем в дом? — предложил Дуглас, заметив, как она дрожит. — Становится сыро.

— Да, конечно. К тому же не стоит надолго оставлять Криса.

На террасе Дуглас уселся в свое любимое кресло, Флоренс зажгла старую керосиновую лампу, поставила ее на стол и тоже села. Вокруг них сгустились сумерки.

Флоренс сложила на коленях руки. О прошлом все сказано, но разговор не окончен. Они еще не говорили о самом главном — о Крисе.

Она взглянула на Дугласа. Тот сидел, сложив руки у подбородка, словно молясь, и не сводил взгляда с ее лица. Свет лампы отражался в его глазах, на скулы легли тени.

— Значит, Крис — мой сын, — произнес он наконец медленно и задумчиво.

Флоренс кивнула, почувствовав, как к горлу подступил комок.

— Не просто было его вырастить.

— Ты так думаешь?

— Да. Он отличный мальчик: веселый, смышленый, послушный…

— И очень похож на тебя. — Флоренс тут же пожалела об этих словах. На лице Дугласа выразилось неподдельное страдание. Он снова подумал о годах, которые прошли для него без Криса.

— И все же ты могла как-нибудь сообщить мне. — Она скорее прочитала это по губам, чем расслышала. — Дуглас встал, подошел к двери и долго стоял, почти растворившись в ночи. Флоренс чувствовала себя самой несчастной на свете. Годы, прожитые без него, перечеркнули все, что было тем летом: счастье, долгие беседы, их любовь. Какой нужно быть дурой, чтобы на что-то надеяться, ведь Дуглас теперь ненавидит ее. Как можно было думать, что он никогда не узнает? Даже если бы он не узнал, и она продолжала обманывать, разве могли бы они быть по-настоящему счастливы?

Мы будем Вам очень признательны, если Вы оцените данную книгу или оставите свой отзыв на странице комментариев.


  ПредыдущаяСледующая
дизайн сайта
ARTPIXE
rubooks.org