загрузка...
Шрифт

Тихие шаги РОКа

1234...113
Страница 1

Там, где багряное солнце встает,

Плавно Амур свои волны несет,

Ветер сибирский им песни поет…


Глава 1

В первый день сентября, около двух часов пополудни, к красивому трехэтажному зданию управы фабрики Р.О.К., а вернее к проходной, подъехал экипаж. Из него вышел… вот тут начинались первые несуразицы, потому что никто из полудюжины приказчиков, ожидающих своей очереди получать товар, так и не смог определить — кого же он перед собой видит (а определить, причём — влёт, они были просто таки обязаны, согласно специфике своей профессии). Если судить по одёжке — тогда перед ними был среднего достатка мещанин, нацепивший на себя свой самый лучший костюм ради важной встречи. В пользу этой версии говорило и очень бережное отношение к одежде, и явное отсутствие привычки её носить каждый день, и ещё с десяток признаков, заметных взгляду любого опытного торговца. А вот то, как себя держал новоприбывший, вообще поставило всех в тупик: уверенно пройдя мимо хоть недлинной, но всё же очереди, он спокойно пнул дощатую стенку будки охранника, привлекая к себе его внимание.

— Это кто там такой нетерпеливый!!! Ой, Григорий Дмитрич?..

— Здорово, Фаддей. А подскажи-ка ты мне, как господина Греве найти?

— Это, Григорий Дмитрич, ты уж того, не серчай — это только с начальником смены решить можно. Сам должон понимать, порядок такой, не нами заведён, не нам и нарушать.

— А! Точно! Мне же командир велел первым делом вашему старшому бумагу от него показать. Что встал? Бе-егом! Вот, давно бы так…

Минут через пять приказчики увидели ещё более непонятную картинку: обычно сурово-строгий старший охранник ещё на подходе заулыбался непонятному мещанину, а прочитав короткую записку — и вовсе преисполнился радушия и полез обниматься.

— Ну что, посидим да побалакаем, а? Как там на заставе всё, сильно изменилось?

— Кхм… да я и не отказываюсь. Но сперва порученное командиром выполню! Так что насчёт Греве?

— Пошли, провожу.

Увиденного и услышанного (вернее — успешно подслушанного) приказчикам вполне хватило, чтобы скоротать недолгое ожидание — обсуждая, что же это такое было? Валентин Иванович отыскался в столовой, где сосредоточенно трудился над тарелкой с душистой ухой — но всё его сосредоточение моментально пропало, стоило ему увидеть бывшего унтера.

— Прибыли?!! А где Александр Яковлевич?

— Мы с ним в Варшаве расстались — меня к вам отправил, а сам к тётке своей. Сказал дня на два, не больше. Вот, велел первым делом письмо от него передать.

На свет появился небольшой изящный конверт, причём даже не запечатанный.

— Так-с, ага… поздравляю, Григорий.

— Это с чем же?

— Приказано тебя зачислить в штат компании, на должность инспектора охраны и условий труда, с очень даже неплохим жалованием.

— Ну да, что-то такое мне командир и говорил. Только он ещё указал, чтобы я первым делом всё как следует осмотрел, непорядок всякий-разный поискал, с ребятами поговорил о службе.

— Так это и называется — инспектировать. Сейчас сходим в заводоуправление, оформим тебя по всем правилам, "вездеход" получишь — и можешь приступать.

— Это чего такое я получу?

— Документ о том, что имеешь право заходить повсюду, спрашивать обо всём, в общем что-то наподобие солдатской книжки. Тебя без него в оружейные цеха не пропустят, да почти никуда не пропустят — у нас тут с этим строго. Кхм, а для меня Александр Яковлевич ничего не передавал?

— Нет. Так чего передавать, коли сам скоро будет?

— Ну да, всё правильно.

Господин управляющий почти без удивления принял нового сотрудника компании (явно хорошие отношения того с личным порученцем князя и главным оружейным конструктором по совместительству — уже были неплохой рекомендацией), подписал все необходимые бумаги и даже распорядился выписать небольшой аванс — так сказать, стал потихоньку наводить мосты.

— Вам что-либо необходимо для осуществления ваших обязанностей?

— Если можно, провожатого от охраны?

Инспекция началась с фабричной столовой — сняв пробу почти со всех предлагаемых мастеровым блюд, Григорий немного вспотел и самую малость расслабился — не забыв напоследок поблагодарить поварих за их мастерство. Следующие три часа он ударно трудился, осматривая буквально всё, что только попадалось ему на глаза, и не забывая при этом дотошно расспрашивать своего почти добровольного экскурсовода. Выйдя из последнего оружейного цеха и пройдясь напоследок вдоль его длинной стены, он полюбовался на людской муравейник большой стройки за оградой и едва не свалился в непонятную канаву.

— Хм, и не лень же кому-то было такую ямищу копать?

— А эт не мы трудилися. Тут поперва чересчур любопытных хватало — так мы им и предлагали, на выбор: или в околоток для выяснения личности или потрудиться чуток. Пьяных разов пять ловили, среди работяг, иных всяких хватало. Зато теперя у нас опосля дождя сухо, а за забором натуральный потоп.

— Молодцы, это вы неплохо сообразили.

Тут инспектор услышал многоголосый звонкий смех, причём явно — женский, и заинтересованно стал озираться, поглядывая на окна цехов и пытаясь определить источник звука.

— Да чего там соображать-то, коли на заставе так частенько… ты чего, Григорий Дмитрич? А, понятно. Эт у нас вскоростях цех новый откроют — железяк всяких кучу завезли, баб молодых тож набрали, теперь вот осваиваются. Слыш, гогочут как гусыни?

— Чего это ты их так сурово, Василь?

  Следующая
дизайн сайта
ARTPIXE
rubooks.org