загрузка...
Шрифт

Тяжелые будни ночного искателя [Рафаэль и Селена]

1234...15
Страница 1
Оглавление

— Разве не круто? — Рафаэль Сантьяго вовсе не был религиозен, но, когда прочел рассказ, опубликованный Джеффом Бринксом в журнале научной фантастики, у него возникло сильное желание перекреститься…

Или хотя бы стукнуть студента по голове, чтобы он отключился.

Стараясь сохранять бесстрастное выражение лица, Рафаэль медленно закрыл журнал и посмотрел в светившиеся от счастья глаза своего оруженосца. Двадцатитрехлетний Джефф был высоким и стройным, с темно-каштановыми волосами и карими глазами. Оруженосцем Рафаэля он был всего два последних месяца, с тех пор, как отец Джеффа ушел на покой. Энергичный юноша достаточно хорошо справлялся со своевременной оплатой счетов, ведением дел Рафаэля и защитой его бессмертного статуса от ничего не подозревающих людей. Но больше всего на свете Джефф хотел опубликовать какой-нибудь рассказ из тех, что постоянно сочинял.

Теперь он это сделал…

Рафаэль попытался вспомнить времена, когда он тоже мечтал о величии. Времена, когда он еще был человеком и хотел оставить свой след в истории.

Как и в его случае, мечты Джеффа вели к неминуемой смерти.

— Ты это еще кому-нибудь показывал?

Проклятье, Джефф напоминал Рафаэлю щенка кокер-спаниеля, желавшего, чтобы его кто-нибудь погладил по голове, хотя он только что от радости описал лучшие туфли хозяина.

— Нет еще, а что?

— Ну, не знаю, — протянул Рафаэль, стараясь смягчить саркастические нотки в своем голосе. — Мне кажется, серия про Ночного Искателя, которую ты начал писать, может оказаться очень плохой идеей.

Джефф сразу помрачнел.

— Тебе не понравился рассказ?

— Дело вовсе не в этом. А скорее в том, что тебе надерут задницу за разглашение наших секретов.

Джефф нахмурился, и по его смущенному взгляду стало ясно, что он понятия не имеет, о чем говорит Рафаэль.

— О чем ты?

На этот раз Рафаэль уже не мог сдержать язвительности.

— Я знаю, что тебя просят писать о том, что тебе знакомо, но, блин, Джефф… Ральф Сент-Джеймс? Ночные Искатели? Ты изложил всю легенду о Темных Охотниках и вампирах-аполлитах, и я готов убить тебя за то, что сделал меня клоном Тэя Диггза . Ничего лично против него я не имею, но кроме бритой головы, цвета кожи и бриллиантовой серьги в левом ухе у нас нет ничего общего.

Джефф забрал у Рафаэля журнал, перелистнул на свой рассказ и перечел несколько строчек.

— Не понимаю о чем ты, Рафаэль. Этот рассказ не о тебе или Темных Охотниках. Единственное, что совпадает, это то, что Ночные Искатели охотятся за проклятыми вампирами, так же как это делают Темные Охотники. И все.

Ага, как же. Рафаэль вновь взглянул на текст, и, хотя он смотрел на разворот вверх ногами, глаза сразу же нашли нужный эпизод.

— Как насчет того куска, где как две капли воды похожий на Тэя Диггза Темный Охотник сталкивается с даймоном, который только что украл человеческую душу, чтобы продлить себе жизнь?

Джефф раздраженно фыркнул.

— Ночной Искатель повстречал вампира, которого надо было убить. Это не имеет никакого отношения к Темным Охотникам.

Ну да, конечно.

— Вампира, который чисто случайно, чтобы продлить свою жизнь, забирает человеческую душу в противовес обычным голливудским историям о том, что они живут вечно благодаря крови?

— Это всего лишь клише. Гораздо лучше, когда у вампиров жизнь очень короткая и они вынуждены против своей воли, а также из-за ненависти, вызванной завистью, набрасываются на человечество. Это гораздо интереснее, ты не согласен?

Не совсем. Особенно учитывая, что он был одним из тех, кто участвовал в этой войне.

— Это тоже реальность, в которой мы живем, Джефф. Ты только что описал даймона, а не вампира.

— Ладно, может, я немного и позаимствовал у даймонов, но все остальное я придумал сам.

Рафаэль перевернул страницу.

— Так, посмотрим. Что ты скажешь о проклятой расе тиберов, разгневавших скандинавского бога Одина, которые теперь обречены жить только двадцать семь лет, если только они не станут вампирами и не начнут забирать человеческие души. Замени «тиберов» на «аполлитов» и «Одина» на «Аполлона», и ты получишь все ту же историю про то, как раса аполлитов превратилась в даймонов.

Вздохнув, Джефф сложил руки на груди и отрицательно помотал головой.

— А как насчет той части, где Ночные Искатели, чтобы отомстить тем, кто их убил, продают свои души скандинавской богине Фрейе, которая является ярко-рыжей роковой женщиной, одетой во все белое?

— Никто не догадается, что Фрейя — это Артемида.

Рафаэль зарычал от досады.

— К твоему сведению, в отличие от Артемиды, Фрейя — рыжеватая блондинка. Но в одном ты прав. Она прекрасна и очень соблазнительна. Ей очень тяжело сказать «нет».

— О, — нахмурившись еще сильнее, Джефф посмотрел на него. — Откуда ты все это знаешь?

Рафаэль умолк, вспомнив ту ночь, когда он встретил скандинавскую богиню и она обратила свои чары на него. Это был определенно тот еще денек…

— Богиня Фрейя собственноручно отбирает воинов, попадающих в Валгаллу. В моем случае она хотела забрать меня в свой личный дворец и добавить к своему гарему.

Джефф открыл рот от удивления.

— И ты вместо этого предпочел сражаться за Артемиду? Ты что, дурак?

Иногда паренек был до жути прав.

— Да, оглядываясь назад, я могу сказать, что сглупил. Но в то время Артемида предложила мне возможность отомстить моим врагам, и это показалось мне гораздо более привлекательной перспективой нежели стать секс-рабом Фрейи… Что возвращает нас к тому, что в твоей истории Артемида замаскирована под Фрейю.

  Следующая
дизайн сайта
ARTPIXE
rubooks.org