загрузка...
Шрифт

Край холодных ветров

1234...107
Страница 1
Оглавление


На чужих берегах — переплетение стали и неба,
В чьих-то глазах — переплетение боли и гнева;
Эй-ох! — взрезаны вихри узорами крылий;
В вое ветров мы слышали песни последних валькирий.

«Мельница»

Глава первая
в которой речь пойдет о сведении счетов

— Ну что поделаешь солнышко, так оно всегда и бывает — я чмокнул Вику в щеку. — Умирают всегда молодые, талантливые и умные, а старые, бездарные и глупые коптят небо до ста лет. Таковы законы жизни.

— Я не хочу, чтобы ты умирал — надула губы Вика. — Мне с тобой хорошо.

— Ну кабы меня кто спрашивал. Придет гражданка с косой, стукнет в дверь «Кто тут Никифоров, выходи». И все. И привет. Но — спасибо за комплимент.

— Дурак, — Вика убрала подбородок с моего плеча. — Не накаркай. Некролог сам писать будешь?

— А у тебя есть желание его написать?

— Ни малейшего. Я вообще таких вещей боюсь. — Вика передернула плечиками. — Напиши сам, а?

— Напишу. Только сначала надо съездить кое-куда.

— Куда? — нахмурилась Вика и уперла руки в бока. — Куда это ты намылился, а?

— Эй-эй-эй! Все только для тебя. Посмотри в окно, видишь машинку у входа? — я ткнул пальцем в «Импалу».

— Ага, прикольная. Ретро.

— Ретро. Эх ты, дитя джипов. Это Шевроле «Импала», легенда на четырех колесах. И с сегодняшнего дня наш верный спутник, от дома до работы и обратно. Ну и если еще куда ехать придется.

— Ааааа! — завизжала Вика негромко. — Ты купил машинку!

— Ну, как купил? — потупился я. — Подарили. За верную и беспорочную службу!

— Эти? — Вика ткнула указательным пальцем в потолок.

Я кивнул.

— Круто. И сколько такая стоит?

— Хренову тучу нулей. Ручная сборка, индивидуальный заказ. Точно даже не представляю.

— Ты чего такое сделал для них? — вытаращила глаза Вика. — Убил что-ли кого?

— А то — сказал я, иронизируя над самим собой. — Конечно. Тыщу людей!

— Шеф — бесцеремонно влез в наш разговор Юшков. Столь тесное общение меня и Вики парней уже не смущало, они уже поняли суть наших отношений, смирились с тем, что Вика теперь уж точно мой зам до скончания веков и перестали по этому поводу загоняться. — С передовицей что-то будем делать? Первым листом теперь, я так понимаю, пойдет некролог?

— Оставим на следующий номер. Там сейчас фотки придут, отберите такую, где он повеселее. Все, я ушел, буду через пару часов — распорядился я, накинул куртку и пошел вниз.

Человек у машины оказался бойким пареньком из породы «те, что всех знают». Он экспрессом провел меня по всем необходимым инстанциям — от ГИБДД до страховой, время от времени задавая вопросы типа:

— Номерок желаем какой? Пафосный или попроще?

— Страховочку у кого делать будем, предпочтения есть?

Я вяло ему отвечал, что номерок мне по барабану, какой дадут — такой дадут, но лучше конечно такой, чтобы было ясно, что с владельцем этой машины лучше не шутить, только это поди дорого? А, это входит в стоимость? Страховая? Страховая мне тоже по барабану какая — такая машина если бьется, то ни одна страховая не возместит ее стоимость в полной мере.

Пройдя все круги постановки машины на учет, мы отправились обратно в редакцию. Паренек молчал, а я предавался размышлениям.

Мысли мои конечно же в основном крутились возле сегодняшней новости о кончине бедолаги Ставроса. Ну как бедолаги — он явно был крысой, царствие ему небесное, а потому понес хотя и очень суровое, но явно заслуженное наказание. Не думаю, что он получал так уж мало, чтобы еще и приторговывать секретами «Радеона» на сторону. Если я, малая по сути сошка, получаю такие деньги, то он, сильно не последняя фигура в корпорации, наверняка имел доход, сопоставимый с годовым бюджетом средней африканской республики. А может и какой из республик бывшего СССР, например Молдавии.

Что же до меня — я не испытывал совершенно никаких нравственных мучений по поводу того, что был одной из причин подписания ему смертного приговора. Да и причиной я не был, так, небольшим катализатором. Не считайте меня совсем уж нравственным уродом, который абсолютно безразличен к человеческой жизни, просто род моих занятий не предполагает излишней рефлексии, к тому же я точно знаю, что платить надо за все, что ты делаешь в этой жизни. Вот он и рассчитался полной мерой за сделанное.

Что же до подаренной машины — мне четко указали на мое место. Вот ты, Никифоров, честно нам служишь — и ты имеешь все — деньги, должность и новую машинку. Ах, тебе еще и красивая девочка нравится? Так пусть будет твоим замом, не вопрос. Я так думаю, если я скажу, что мне шале нужно где-нибудь в предгорьях Альп, так мне и его подарят. А если ты, Никифоров начнешь с нами крутить, то получишь сердечный приступ, а то и чего попроще — как вариант пулю в затылок. Выбирать тебе.

И я особо не собираюсь думать о том, что я выберу. Потому что быть сытым и здоровым это всегда лучше, чем бедным и больным. Тем более, что от меня не требуется заниматься чем-то противозаконным. От меня требуется исключительно честность во всем ее многообразии. Честно делать свою работу, честно докладывать о ее результатах и так далее.

В редакцию я прибыл почти полностью убедившим себя в том, что все нормально, и идет так, как и должно идти.

В редакции меня поджидал очередной сюрприз — дама из «Радеона», которая терпеливо ждала меня почти час. Оказывается, что грянул день зарплаты и она привезла нам причитающееся жалование. Ощутив и оценив плотность врученного мне конверта, я окончательно уверился в правильности сделанного выбора.

  Следующая
дизайн сайта
ARTPIXE
rubooks.org