загрузка...
Оценить
Шрифт

Вино любви

1234...43
Страница 1
Оглавление

1

15 месяцев назад. Западное шоссе

Солнце заливало пустыню расплавленной лавой в тот час, когда Коннор Фотрелл пересекал ее красные просторы на своем голубом «понтиаке».

Дорога была пуста, поэтому Коннор гнал вовсю, не опасаясь встречных машин. Указатель просвистел мимо, словно светлый сполох на ярко-красном фоне пустыни, но Коннор и без него знал – до Сиднея осталось 175 миль. Добро пожаловать в отель «Песнь Пустыни». Делайте ваши ставки в нашем казино.

Сто семьдесят пять миль до Сиднея? Значит, при его скорости он будет в отеле через полчаса.

Конечно, при условии, что не заснет за рулем. Коннор Фотрелл провел в дороге двое суток без малого, практически не останавливался по пути и не собирался делать этого и впредь, потому что в противном случае он опоздает на свадьбу мамы, а если он опоздает на свадьбу мамы…

Коннор ухмыльнулся, вспомнив маму. Она нипочем не пойдет к алтарю и не скажет Сэму Гренвиллу «да», пока не соберутся все ее шестеро детей.

Собственно, она по-любому не скажет ему «да» именно сегодня, это случится завтра, и можно бы так не гнать, но быстрая езда помогает расслабиться. Если он сейчас остановится, то просто заснет. К тому же в мотеле наверняка найдутся девушки, если их можно так назвать, а вот этого ему сейчас совсем не хотелось.

Почему сейчас? Коннору Фотреллу не хотелось этого уже тридцать три дня, с тех самых пор, как они расстались с Черри Вейл в залитом лунным светом саду…

Господи, что за пошлость! Лунный сад. Цветочки. Соловьи… или кто там свистел так надсадно в кустах? Всего месяц назад Коннор Фотрелл совершил самое большое безрассудство в своей жизни.

Вообще-то это было в принципе первое его безрассудство! Коннора в семье открыто называли гением планирования собственной жизни, а в минуты раздражения – занудой. Когда он получил лицензию на вождение двухмоторных самолетов, а мама предложила ему соблюдать осторожность, Кит, его младший и самый нахальный братец, разразился лишенным всякого почтения хохотом и предложил маме забыть о волнении, ибо если Коннор когда-нибудь и попадет в катастрофу, то только в ту, которую тщательно спланирует заранее. Ах, Кит, если бы!

Коннор еще сильнее надавил на газ, одновременно пытаясь устроиться поудобнее. Вообще-то «понтиак» – хорошая машина, довольно вместительная и все такое, но только не для человека двух метров роста.

Почему ты так нервничаешь, дорогой друг? Не надо сваливать все на бессонную ночь и свадьбу мамы. Здесь никого нет, можно воздержаться от вранья, тем более что оно тебе никогда особенно не давалось.

Ты просто нервничаешь из-за того, что через несколько часов вполне можешь снова увидеть Черри.

И что в этом такого? Ни один человек не застрахован в жизни от глупых или недостойных поступков. Ты не исключение, Коннор Фотрелл. И все же то, что случилось той ночью…

Он чувствовал, что должен, обязан извиниться перед Черри. Наверное, сейчас она уже успокоилась и даст ему такую возможность. Он скажет, что был не прав, что напрасно не сдержался, что просто ночь была тогда такая… такая странная и чарующая… Очарование момента, вот что это было. Слишком много шампанского, слишком много медленных танцев, слишком много тесных объятий, откровенных взглядов и всего такого.

В любом случае он был не прав. Ведь Черри была его подчиненной, черт побери, и уж кому, как не Коннору Фотреллу, знать о недопустимости сексуальных домогательств со стороны босса к своей сотруднице. Кроме того, существует простой здравый смысл, мораль, этика поведения, наконец! Логика поступков, то, чем он всегда руководствовался в жизни.

И о чем забыл начисто в ту ночь. Ночь с Черри.

– Ты самодовольный, эгоистичный и тупой сукин сын, вот ты кто!

Она выпалила эти слова, едва отдышавшись и вырвавшись из его рук. Сам Коннор как раз собирался извиниться, честное слово, просто не успел. Эта фурия не дала ему ни малейшего шанса.

И все потому, что проклятая лунная ночь что-то такое сотворила с его кровью, и Коннор Фотрелл банально зажал Черри Вейл в укромном уголке сада, практически сорвал с нее легкое платье и впился в губы яростным и бесстыдным поцелуем…

Коннор застонал при воспоминании о том, что случилось месяц назад. Надо успокоиться. Все дело в том, что он голоден. Да, именно так. Им с «понтиаком» требуется заправка. Литр черного кофе и пара галлонов высокооктанового топлива.

А еще ему требуется оказаться в другом месте. За тысячи миль и целый океан отсюда. Он планировал провести свой отпуск в Канаде, он мечтал об одиночестве и высоких соснах, о хрустальных водопадах и непуганых оленях…

Вместо этого мама решила выйти замуж за Сэма.

Коннор хмыкнул, вспомнив, как она вплыла в его комнату. Она опиралась на руку Сэма, но создавалось четкое ощущение, что Сэма ведут на коротком поводке. Такая уж была у мамы натура.

– Коннор, деточка моя, я знаю, это немного неожиданно и вообще… но мы с Сэмом решили пожениться.

Чего тут было неожиданного? Сэм Гренвилл, суровый и дочерна загорелый мужчина, телосложением напоминавший медведя гризли, а нравом – необъезженного мустанга, в присутствии Кэти Фотрелл мог только нечленораздельно мычать и пожирать ее взглядом, а она хихикала и краснела, словно школьница, не забывая, впрочем, вовсю помыкать своим поклонником. Это продолжалось больше трёх лет, поэтому в то утро Коннор только поцеловал мать в смуглую щеку, хлопнул Сэма по спине и поздравил обоих. И тут же был поставлен перед фактом своего непременного присутствия на свадьбе, которая состоится через пару недель, так что ему обязательно нужно взять отпуск…

  Следующая
дизайн сайта
ARTPIXE
rubooks.org