загрузка...
Шрифт

Ночные объятия

Страница 103

Их мысли и тела были соединены. Слиты.

Он почувствовал каждую мысль в ее голове. Каждую эмоцию. Каждый страх. Каждую радость.

В дальнем уголке ее сердца было опасение, что он не любил ее так, как любил Нинью. Что он никогда не полюбит ее так же.

Еще ощутил ее надежду и решимость.

Но больше всего он почувствовал ее любовь.

Яростно рыча, он позволил сущности Саншайн омыть себя, проникнуть в каждый уголок своего существа. Между ними больше не было тайн, как не было мест, где можно спрятаться.

Она открылась для него так же, как и он.

И ее любовь к нему была самым невероятным чувством, которое он когда-либо испытывал.

Тэлон глубоко вонзался в нее, пока его голова и тело не взорвались. Их оргазмы были такими мощными, что он не смог удержать мотоцикл вертикально. Все еще сплетенные, они упали на землю.

Рассудок постепенно возвращался к ним.

В лунном свете Саншайн смотрела на него с обожанием. Ее одежда была в беспорядке. В голове она продолжала слышать его мысли. Его страх потерять ее, потребность защитить ее. Она ощущала его вину за то, что он позволил умереть своей сестре. Его желание не подвести ее.

Она чувствовала силу и власть этого мужчины, не походившие ни на что, о чем она могла воображать. Он был хищником. И он был мужчиной, которого она любила. Тем, кто любил ее и готов был сделать для нее все, что угодно.

Даже отдать свою собственную жизнь.

— Я люблю тебя, Тэлон, — выдохнула она.

Тэлон не мог поверить тому, что сделал. Он провел рукой по ее шее, удаляя следы крови, вкус которой захватил его мысли и чувства.

Зарек был прав в том, что это было самым невероятным ощущением из всех ему известных. И теперь, когда он заглянул в ее сердце…

Боги, что он сделал?

В одно мгновение беспечной страсти он посеял семена их смерти.

ГЛАВА 16

Тэлон отвез Саншайн обратно в свою хижину, но молчал всю дорогу. Он не был уверен в том, что нужно говорить.

Казалось, она не возражала, что он укусил ее, и это было очень хорошим знаком.

Но он не мог выбросить произошедшего из головы.

Ее вкус.

Ее чувства.

Ее любовь.

Они будут преследовать его всегда.

Саншайн ушла в ванную, чтобы освежиться, а он щелкнул выключателем настольной лампы.

Через несколько секунд кто-то постучал в дверь.

Тэлон достал из ботинка срэд.

— Кто там?

— Это Эш, Кельт. Не хватайся за сердце.

— Это Ашерон или Стикс?

— Это Ти-Рекс, и я без очков.

Готовый к уловке, Тэлон осторожно открыл дверь. Это действительно были знакомые жуткие глаза, и Эш выглядел недовольным.

— Что ты здесь делаешь?

— Сражаюсь с даймонами. А что насчет тебя?

Он уловил сарказм и осуждение в голосе Эша.

— Здесь были даймоны? Где?

— Они напали на логово Катагарцев, и я пришел, чтобы помочь Вэйну и Фангу.

От этих новостей Тэлон вздрогнул. Он должен был быть здесь, чтобы помочь в борьбе. Проклятье, он здорово напортачил.

— Они о'кей?

— Нет, их сестру и щенков убили.

Сердце Тэлона сжалось. Он слишком хорошо был знаком с такой болью. Братья наверняка были опустошены потерей.

— Приятель, я сожалею.

— Так где вы были?

Прежде чем он смог ответить, это за него сделал Эш:

— Постой, я знаю. Ты был в Санктуарии и хвастался своими силами целому автобусу японских туристов, вооруженных цифровыми фото и видеокамерами. Поздравляю, приятель, мы только что стали всеобщим достоянием.

Тэлон прикрыл лицо рукой:

— О, черт возьми, ты серьезно?

— Похоже, что я шучу?

Нет, он выглядел страшно взбешенным.

— Не могу поверить в это, — произнес Тэлон.

— Ты? Ты не можешь в это поверить? Я должен идти к Артемиде, чтобы спасти твою задницу. Она ошизела от Зарека, и как, к дьяволу, ей теперь объяснить, что Мистер Крутая-Невозмутимость-и-Собранность изображал из себя Спайдер-Мена в баре, заполненном туристам, и стал гвоздем программы в новостях Токио по теме «Что вам не нравится в американской культуре?» Вопрос. Сколько правил ты нарушил менее чем за минуту? И хуже всего, теперь мне звонит Ник, желая знать, почему он должен хранить тайну, в то время как вы, парни, своими выходками, постоянно разоблачаете себя сами? Этот маленький хрен даже хочет повышения, потому что он может хранить тайну, когда этого не может ни один из вас.

— Я могу объяснить.

— О'кей, я жду.

Тэлон пытался придумать причину, объясняющую то, что он сделал.

И не смог придумать ни одной.

— О'кей, я не могу объяснить. Дай мне минуту.

Эш прищурился.

— Я все еще жду.

— Я думаю.

Саншайн вышла из ванной и побелела, увидев Ашерона. Схватив со стены один из жезлов Тэлона, она пошла на него.

Ашерон поймал жезл рукой, когда она замахнулась им, пытаясь ударить его по голове.

— Эй!

Саншайн развернулась к Тэлону:

— Он — один из тех, кто похитил меня!

— Я не похищал, — обиженно сказал Ашерон, вырывая оружие из ее хватки.

— Это мой босс, Саншайн. Ашерон.

Она сложила губы в букву «о».

— Вэйн говорил, что вы двое похожи. Он не шутил. Хотя теперь, когда я немного спокойнее, могу сказать, что не очень-то вы и похожи. Он был ужасен, а Вы… Вы ужасны по-настоящему.

— Если бы у меня было больше времени, то я почувствовал бы себя польщенным, — он передал жезл Тэлону. — Выйдем, Кельт и закончим наш разговор.

Тэлон не любил приказов, но в этот раз у него не было выбора. Он действительно свалял дурака, и Эш имел право выпустить пар.

Тэлон поставил их всех в очень скверное положение.

Выйдя наружу, он остановился на причале. Эш ждал его, упершись руками в бедра, лицо от ярости пошло пятнами.

  ПредыдущаяСледующая
дизайн сайта
ARTPIXE
rubooks.org