загрузка...
Оценить
Шрифт

Глаза цвета моря

Страница 12

— Я только спросил.

Лиза и понятия не имела, о чем они говорят, но восторженное замечание Троя подействовало на нее как ведро холодной воды. Она высвободилась из захвата Брика и отступила на несколько шагов от него.

— Твоя очередь бросать.

Ей потребовалось время, чтобы прийти в себя. Ее восхищало его мускулистое тело, а его врожденный мужской магнетизм доводил до безумия.

Когда его пирожное попало в цель, Брик запрокинул голову и захохотал. Его жизненная сила, казалось, затягивала ее. И Лиза пыталась как-то освободиться от ее воздействия. Ни к чему было это вызываемое им головокружительное, отчаянное ощущение. Ей это совершенно не нужно.

Брик привлек Лизу к себе и вдруг почувствовал ее отчужденность. Лишь за мгновения до этого она была такой мягкой и податливой, что его тело начало реагировать. Он надеялся, что никто не наблюдает за ними, иначе явные признаки его возбуждения развенчали его заверения о «дружбе» с Лизой.

Она вырвала свою руку, которую он пытался удержать.

Брик вздохнул:

— Не обращай внимания на Троя.

— Он лишь напомнил, что мы с тобой друзья. И только, — парировала Лиза и добавила многозначительно: — А я ищу мужа.

Брик помрачнел, под ложечкой снова заныло. Он достал таблетку и сунул ее в рот. Лиза отвернулась, чтобы не смотреть в его глаза.

— Ах да, — пробормотал он. — Я и забыл спросить. Много предложений получила в последнее время?

Лиза вскинула голову. Ее глаза сузились, она уловила сарказм в его голосе. Он почти физически почувствовал ее возмущение. Она расправила плечи и подняла подбородок.

Да поможет мне бог! Опять она задирает нос. Ему не следовало подначивать ее.

— Эй, я, кажется, не то брякнул. Я...

— Кстати, — заговорила она, отвергнув его извинения, — мне сделали предложение, и не одно, а целых два.


4


Лиза тут же пожалела о сказанном. Она вовсе не собиралась выходить замуж ни за одного из этих претендентов и не желала вникать в мотивировку их предложений. Судя по выражению лица Брика, ей предстоял допрос с пристрастием. А она предпочла бы есть землю, чем вдаваться в подробности.

Она улыбнулась.

— Хочу «горячую собаку». Унюхала их, как только мы вошли в парк, и у меня сразу слюнки потекли. — Она отвернулась от Брика. — Как думаешь...

Брик схватил ее за руку.

— Минутку, — почти угрожающе произнес он. — Не расскажешь ли мне об этих предложениях?

Лизины нервы зазвенели, как натянутые струны, сдаваться она не собиралась.

— Нет, нет! Я хочу «горячую собаку», — настаивала она, избегая его взгляда, потом добавила: — И сахарную вату.

Брик шепнул ей в ухо:

— Я-то думал, что ты по-дружески захочешь посвятить меня в свои тайны.

Лиза ощутила озноб, пробежавший по ее спине. Брик уже знает слишком много ее тайн. Слишком легко опереться на него, повернуть голову, уткнуться лицом в его крепкую шею и вдыхать его запах. Слишком легко! Но она не может позволить себе это.

— Если бы ты был мне другом, то отвел бы меня к ближайшему киоску с гамбургерами, чтобы я не умерла голодной смертью.

Все еще удерживая ее за кисть, Брик прищурился. Ему хотелось вырвать у нее признание, но он понимал, что это может все испортить окончательно. Через мгновение его взгляд переменился, а его рука сменила положение и обвила ее пальцы, вызвав у нее ощущение невероятной интимности, как если бы он заявлял свои права на нее и одновременно о чем-то просил.

— Не хотел бы я быть обвиненным в пренебрежении к твоим желаниям, Лиза. — От его голоса у нее перехватило дыхание. — Помни об этом.

С трудом переводя дух, она так и не нашлась с ответом, не смогла и потребовать, чтобы он отпустил ее руку.


Восемь часов спустя, после целого дня, проведенного на ярмарке в Бьюла, они неслись по шоссе в Чатанугу, опустив крышу и наслаждаясь ночным ветерком, врывавшимся в открытые окна. Лиза вздохнула. Ею овладела приятная усталость. В другое время она прильнула бы к Брику, а он положил бы руку на ее колено.

То было в другой жизни, сказала она себе, выпрямляясь на сиденье. Лучше думать о чем-то другом.

— Прекрасная у тебя семья. Они мне понравились. Столько братьев, что я невольно подумала, что в детстве вы, должно быть, часто дрались.

Брик кивнул.

— Отец позволял нам валтузить друг друга, пока мы не подросли. К тому времени, думаю, ему порядком надоела сломанная нами мебель. Раньше других он провел воспитательную работу со мной, поскольку я был самым здоровым.

— Воспитательную работу?

— Ага. В тот год, когда заболела мама, я стал жутко раздражительным. Однажды я вернулся из школы со здоровенным синяком. — Брик ухмыльнулся. — Другой парень заработал два, но отцу это не понравилось. Однако он не стал кричать и ругаться, а просто послал меня работать. Повкалывав все лето с мотыгой, я научился сдерживать свой нрав. С тех пор я никого не бил.

— Даже Троя? — с улыбкой спросила она.

— Даже Троя. — Брик рассмеялся.

— Но бывает же, что ты злишься? Как ты поступаешь тогда?

— Нечасто, — ответил Брик, невольно размышляя над тем, что испытал немало разочарований в последнее время.

Он не мог упрекнуть в этом Лизу, боялся потерять ее окончательно. Ну что за дурацкое положение! Он не потерпел бы других мужчин рядом с ней. Он вообще не хотел признаться в поражении. Он жаждал ее возвращения. Его взгляд не отрывался от дороги, но звук ее голоса и доходивший до него время от времени с потоком ветра ее запах возбуждали его и влекли к ней.

Почувствовав, что она все еще ждет его ответа, он пожал плечами.

  ПредыдущаяСледующая
дизайн сайта
ARTPIXE
rubooks.org