загрузка...
Шрифт

Салют, Варварята!

1234...87
Страница 1

Наталии Яльвисте и Анне Анатольевне Андрейчук — моим Ночным и Дневным собеседникам и друзьям, моей собаке Варваре и моему редактору Ирине Корсаковой, обладающим бесконечным терпением и верой в меня.

Про то, как детей хотела я, а рожать пришлось Варваре

Интересные нынче пошли детишки!

Иду сегодня на остановку. Путь лежит мимо детского сада. Малышня гуляет. Точнее, стайкой разноцветных галчат стоят у прутьев забора, кричат что-то, головенки в мою сторону повернули. Что-то вроде: «Тетенька, дайте!», и ручки сквозь решетку тянут к чему-то, на земле валяющемуся.

А надо заметить, что этой зимой я непреднамеренно проявила черствость. Шла тоже мимо забора детского садика, дети кричат и ручки тянут. Я мило им улыбнулась и прошла. А оказалось, у детей лопатка сквозь прутья упала «за территорию», и только десятый по счету прохожий подал им вожделенную лопатку! С тех пор к просьбам «деток в клетке» отношусь с вниманием и готовностью помочь.

И вот, значит, иду. «Тетенькаааааааа! Дайте!»

Подхожу к забору, оглядываюсь на газон. Никаких лопаток нет, газон обыкновенный, с редкими бумажками-фантиками…

— Тетенька, дайте вон ту гамашку! — из нестройного хора один голосок выделился.

— Чего тебе дать, мальчик?

— Гамашку вон тууууууу!

Осмотрелась. Валяется какой-то засаленный зачуханный грязный огрызок бумажки.

— Бумажку? Она же грязная… Зачем она тебе?

— Я маме подарю!

Ну, думаю, мало ли… Может, в семье такие традиции. Может, малыш маме хочет приятное сделать — хоть клочком бумажки, хоть обрывком газеты… Опять же, в детстве всякая чепуха кажется таким богатством — и порванный шарик, и пуговица, и стеклышко!

Беру бумажку — подаю ребенку.

Тут налетели остальные. «Тетенька, и мне! И мне!»

Полное ощущение детской тюрьмы — руки сквозь прутья, умоляющие вопли.

Говорю растерянно: «Да нет здесь больше бумажек…»

Открываю сумку, достаю блокнот, рву на маленькие бумажки и всем страждущим сую в руки.

— Нет, надо гамашку! Вон тууууууу! — мальчик тычет пальчиком в сторону одинокого одуванчика. — Гамашку для мамы!


Тут понимаю, что «гамашки» — это «ромашки»!

Ромашки, одуванчики — какая разница. Рву одуван, отдаю детям. За сим занятием нас и застает воспитательница. «А ну! — грозно говорит детям, — кыш от решетки! А вы (обращаясь уже ко мне) — взрослая ведь женщина! Зачем детям мусор суете?!»

Пробормотав нечто среднее между «извините» и «они сами просили» быстро ретируюсь от ограды. Пора и своих заводить, а то связь между поколениями сбоить начинает.

Сегодня Варвара выходит замуж

Ооооой! На кого ж она меня променяла! На кобелюку! Я же ее кормила-а, поила-а, ночей не спала-а! (Вру, спала, как паровоз, все ночи, ни разу ночью она меня не поднимала, но чего не скажешь ради красного словца.).

А если серьезно, мне нужна моральная поддержка, не могу избавиться от ощущения, что причиню собаке страдания. Тревога у меня: ребенок встал утром, погулял, поел, косточку погрыз, день как день, а вечером «случится страшное». Вязка! «Скрещивание», — как говорит одна моя знакомая, далекая от высокой собаководческой романтики.

Сегодня Варварушка поедет к жениху, и будет меж ними… спаривание.

Волнуюсь! Как оно, без любви-то?… Вдруг моей девочке больно будет? Будет она плакать и спрашивать: «За что, мама?» А у мамы по паре долларов в глазах и ни капли сочувствия. Нет, все-таки без любви — это преступление!

Все та же продвинутая знакомая рассказывала, как все происходит: собака фыркнет, вякнет, а потом начнет кряхтеть и постанывать.

Что? Кроме видеоизображения еще и звуковые эффекты?

… Люди! Несмотря на сложившийся образ меня как девушки раскованной, я все же очень целомудренна и стеснительна. Фильмы в таких местах переключаю, порно-сайты смотрю только одним глазом, а тут — перед глазами такое… Это ж провалиться на месте от стыда… А еще хозяин жениха молодой, симпатичный… Ужас просто!

Забыла спросить, сколько сам процесс-то длится? И сколько подходов к телу будет за раз?

Ну ладно, пошла готовиться к половому акту.

Варвару повязали. Не знаю, даже что указать. Чума! У Инструкторши, как она говорит, ТАКОЙ вязки не случалось лет 15 последних… Как-то все сикось-накось.

Были моменты, когда мне больше всего хотелось сигануть с девятого этажа и Варвару в качестве парашюта прихватить. Тяжело. Травматично. Я вся исцарапанная, можно сказать, избитая, с почти вывихнутыми руками, порванными штанами и замусоленным до нечеловеческого вида свитером… Сломали ошейник, три моих ногтя, порвали тапки, выпили банку кофе.

Жених наш оказался просто супер-красавцем! Девочки, я бы сама с таким повязалась! Весу 120 кг, росту 90 см в холке, рыжий… уммммм… Чемпион Клуба, Чемпион России, Интер Чемпион, и вообще Чемпион.

Да и Варя, кстати, тоже девчонка ого-го: 80 кг, в холке 78 см, окрас абрикосовый с палевым, чемпионка, спортсменка, отличница. Это про собаку. А про себя я вообще молчу.

Хозяин жениха — блондин с голубыми глазами…, но оказался женат. Кстати жена нам вовсю помогала.

Варвара сначала была не против, но в самый момент — без рыка, без крика, без иных звуков — начинала танком буриться вперед, то бишь от кавалера отходить… А у меня откуда силы ее удерживать? Поэтому на второй заход позвали помощь. Еще одного владельца мастифа, живущего неподалеку. И человеческо-мастифичья композиция — 2 собаки и 5 человек — изрядное время попыхтела у дверей в углу. Все, кроме Варвары, старались, чтобы ей некуда было отходить. «Замка» не получилось. Какая-то — «луковица» откуда-то выскользнула. То есть началось все относительно стандартно: «он на ней» (Незнайка на Луне, хе-хе), а закончилось тем, что собаки просто постояли рядом, чтобы что-то куда-то вылилось, залилось и закрепилось. Гоголевский ревизор с финальной сценой «Замерли!».

  Следующая
дизайн сайта
ARTPIXE
rubooks.org